StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 50 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Despite his apparently delicate build Prince Andrew could endure physical fatigue far better than many very muscular men, and on the night of the battle, having arrived at Krems excited but not weary, with dispatches from Dokhturov to Kutuzov, he was sent immediately with a special dispatch to Brunn.
В ночь сражения, взволнованный, но не усталый(несмотря на свое несильное на вид сложение, князь Андрей мог переносить физическую усталость гораздо лучше самых сильных людей), верхом приехав с донесением от Дохтурова в Кремс к Кутузову, князь Андрей был в ту же ночь отправлен курьером в Брюнн.
To be so sent meant not only a reward but an important step toward promotion.
Отправление курьером, кроме наград, означало важный шаг к повышению.
The night was dark but starry, the road showed black in the snow that had fallen the previous day—the day of the battle.
Ночь была темная, звездная; дорога чернелась между белевшим снегом, выпавшим накануне, в день сражения.
Reviewing his impressions of the recent battle, picturing pleasantly to himself the impression his news of a victory would create, or recalling the send-off given him by the commander in chief and his fellow officers, Prince Andrew was galloping along in a post chaise enjoying the feelings of a man who has at length begun to attain a long-desired happiness.
То перебирая впечатления прошедшего сражения, то радостно воображая впечатление, которое он произведет известием о победе, вспоминая проводы главнокомандующего и товарищей, князь Андрей скакал в почтовой бричке, испытывая чувство человека, долго ждавшего и, наконец, достигшего начала желаемого счастия.
As soon as he closed his eyes his ears seemed filled with the rattle of the wheels and the sensation of victory.
Как скоро он закрывал глаза, в ушах его раздавалась пальба ружей и орудий, которая сливалась со стуком колес и впечатлением победы.
Then he began to imagine that the Russians were running away and that he himself was killed, but he quickly roused himself with a feeling of joy, as if learning afresh that this was not so but that on the contrary the French had run away.
То ему начинало представляться, что русские бегут, что он сам убит; но он поспешно просыпался, со счастием как будто вновь узнавал, что ничего этого не было, и что, напротив, французы бежали.
He again recalled all the details of the victory and his own calm courage during the battle, and feeling reassured he dozed off....
The dark starry night was followed by a bright cheerful morning.
Он снова вспоминал все подробности победы, свое спокойное мужество во время сражения и, успокоившись, задремывал… После темной звездной ночи наступило яркое, веселое утро.
The snow was thawing in the sunshine, the horses galloped quickly, and on both sides of the road were forests of different kinds, fields, and villages.
Снег таял на солнце, лошади быстро скакали, и безразлично вправе и влеве проходили новые разнообразные леса, поля, деревни.
At one of the post stations he overtook a convoy of Russian wounded.
На одной из станций он обогнал обоз русских раненых.
The Russian officer in charge of the transport lolled back in the front cart, shouting and scolding a soldier with coarse abuse.
Русский офицер, ведший транспорт, развалясь на передней телеге, что‑то кричал, ругая грубыми словами солдата.
In each of the long German carts six or more pale, dirty, bandaged men were being jolted over the stony road.
В длинных немецких форшпанах тряслось по каменистой дороге по шести и более бледных, перевязанных и грязных раненых.
Some of them were talking (he heard Russian words), others were eating bread; the more severely wounded looked silently, with the languid interest of sick children, at the envoy hurrying past them.
Некоторые из них говорили (он слышал русский говор), другие ели хлеб, самые тяжелые молча, с кротким и болезненным детским участием, смотрели на скачущего мимо их курьера.
скачать в HTML/PDF
share