5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 52 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

The adjutant by his elaborate courtesy appeared to wish to ward off any attempt at familiarity on the part of the Russian messenger.
Флигель‑адъютант своею изысканною учтивостью, казалось, хотел оградить себя от попыток фамильярности русского адъютанта.
Prince Andrew's joyous feeling was considerably weakened as he approached the door of the minister's room.
Радостное чувство князя Андрея значительно ослабело, когда он подходил к двери кабинета военного министра.
He felt offended, and without his noticing it the feeling of offense immediately turned into one of disdain which was quite uncalled for.
Он почувствовал себя оскорбленным, и чувство оскорбления перешло в то же мгновенье незаметно для него самого в чувство презрения, ни на чем не основанного.
His fertile mind instantly suggested to him a point of view which gave him a right to despise the adjutant and the minister.
Находчивый же ум в то же мгновение подсказал ему ту точку зрения, с которой он имел право презирать и адъютанта и военного министра.
"Away from the smell of powder, they probably think it easy to gain victories!" he thought.
«Им, должно быть, очень легко покажется одерживать победы, не нюхая пороха!» подумал он.
His eyes narrowed disdainfully, he entered the room of the Minister of War with peculiarly deliberate steps.
Глаза его презрительно прищурились; он особенно‑медленно вошел в кабинет военного министра.
This feeling of disdain was heightened when he saw the minister seated at a large table reading some papers and making pencil notes on them, and for the first two or three minutes taking no notice of his arrival.
Чувство это еще более усилилось, когда он увидал военного министра, сидевшего над большим столом и первые две минуты не обращавшего внимания на вошедшего.
A wax candle stood at each side of the minister's bent bald head with its gray temples.
Военный министр опустил свою лысую, с седыми висками, голову между двух восковых свечей и читал, отмечая карандашом, бумаги.
He went on reading to the end, without raising his eyes at the opening of the door and the sound of footsteps.
Он дочитывал, не поднимая головы, в то время как отворилась дверь и послышались шаги.
"Take this and deliver it," said he to his adjutant, handing him the papers and still taking no notice of the special messenger.
– Возьмите это и передайте, – сказал военный министр своему адъютанту, подавая бумаги и не обращая еще внимания на курьера.
Prince Andrew felt that either the actions of Kutuzov's army interested the Minister of War less than any of the other matters he was concerned with, or he wanted to give the Russian special messenger that impression.
Князь Андрей почувствовал, что либо из всех дел, занимавших военного министра, действия кутузовской армии менее всего могли его интересовать, либо нужно было это дать почувствовать русскому курьеру.
"But that is a matter of perfect indifference to me," he thought.
«Но мне это совершенно всё равно», подумал он.
The minister drew the remaining papers together, arranged them evenly, and then raised his head.
Военный министр сдвинул остальные бумаги, сровнял их края с краями и поднял голову.
He had an intellectual and distinctive head, but the instant he turned to Prince Andrew the firm, intelligent expression on his face changed in a way evidently deliberate and habitual to him.
His face took on the stupid artificial smile (which does not even attempt to hide its artificiality) of a man who is continually receiving many petitioners one after another.
У него была умная и характерная голова.
Но в то же мгновение, как он обратился к князю Андрею, умное и твердое выражение лица военного министра, видимо, привычно и сознательно изменилось: на лице его остановилась глупая, притворная, не скрывающая своего притворства, улыбка человека, принимающего одного за другим много просителей.
"From General Field Marshal Kutuzov?" he asked.
"I hope it is good news?
– От генерала‑фельдмаршала Кутузова? – спросил он. – Надеюсь, хорошие вести?
скачать в HTML/PDF
share