5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 682 книги и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 58 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Otherwise we should long ago have been in the mountains of Bohemia, and you and your army would have spent a bad quarter of an hour between two fires."
В противном случае мы были бы давно в горах Богемии, и вы с вашею армией провели бы дурную четверть часа между двух огней.
"But still this does not mean that the campaign is over," said Prince Andrew.
– Но это всё‑таки не значит, чтобы кампания была кончена, – сказал князь Андрей.
"Well, I think it is.
– А я думаю, что кончена.
The bigwigs here think so too, but they daren't say so.
И так думают большие колпаки здесь, но не смеют сказать этого.
It will be as I said at the beginning of the campaign, it won't be your skirmishing at Durrenstein, or gunpowder at all, that will decide the matter, but those who devised it," said Bilibin quoting one of his own mots, releasing the wrinkles on his forehead, and pausing.
"The only question is what will come of the meeting between the Emperor Alexander and the King of Prussia in Berlin?
Будет то, что я говорил в начале кампании, что не ваша echauffourée de Dürenstein, [дюренштейнская стычка,] вообще не порох решит дело, а те, кто его выдумали, – сказал Билибин, повторяя одно из своих mots [словечек], распуская кожу на лбу и приостанавливаясь. – Вопрос только в том, что скажет берлинское свидание императора Александра с прусским королем.
If Prussia joins the Allies, Austria's hand will be forced and there will be war.
Ежели Пруссия вступит в союз, on forcera la main à l'Autriche, [принудят Австрию,] и будет война.
If not it is merely a question of settling where the preliminaries of the new Campo Formio are to be drawn up."
Ежели же нет, то дело только в том, чтоб условиться, где составлять первоначальные статьи нового Саmро Formio. [Кампо Формио.]
"What an extraordinary genius!"
Prince Andrew suddenly exclaimed, clenching his small hand and striking the table with it, "and what luck the man has!"
– Но что за необычайная гениальность! – вдруг вскрикнул князь Андрей, сжимая свою маленькую руку и ударяя ею по столу. – И что за счастие этому человеку!
"Buonaparte?" said Bilibin inquiringly, puckering up his forehead to indicate that he was about to say something witty.
"Buonaparte?" he repeated, accentuating the u:
"I think, however, now that he lays down laws for Austria at Schonbrunn, il faut lui faire grace de l'u! * I shall certainly adopt an innovation and call him simply Bonaparte!"
* "We must let him off the u!"
– Buonaparte? [Буонапарте?] – вопросительно сказал Билибин, морща лоб и этим давая чувствовать, что сейчас будет un mot [словечко]. – Bu onaparte? – сказал он, ударяя особенно на u . – Я думаю, однако, что теперь, когда он предписывает законы Австрии из Шенбрунна, il faut lui faire grâce de l'u . [надо его избавить от и.] Я решительно делаю нововведение и называю его Bonaparte tout court [просто Бонапарт].
"But joking apart," said Prince Andrew, "do you really think the campaign is over?"
– Нет, без шуток, – сказал князь Андрей, – неужели вы думаете,что кампания кончена?
"This is what I think.
– Я вот что думаю.
Austria has been made a fool of, and she is not used to it.
Австрия осталась в дурах, а она к этому не привыкла.
She will retaliate.
И она отплатит.
And she has been fooled in the first place because her provinces have been pillaged—they say the Holy Russian army loots terribly—her army is destroyed, her capital taken, and all this for the beaux yeux * of His Sardinian Majesty.
А в дурах она осталась оттого, что, во‑первых, провинции разорены (on dit, le православное est terrible pour le pillage), [говорят, что православное ужасно по части грабежей,] армия разбита, столица взята, и всё это pour les beaux yeux du [ради прекрасных глаз,] Сардинское величество.
And therefore—this is between ourselves—I instinctively feel that we are being deceived, my instinct tells me of negotiations with France and projects for peace, a secret peace concluded separately."
И потому – entre nous, mon cher [между нами, мой милый] – я чутьем слышу, что нас обманывают, я чутьем слышу сношения с Францией и проекты мира, тайного мира, отдельно заключенного.
скачать в HTML/PDF
share