StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 59 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

* Fine eyes.
"Impossible!" cried Prince Andrew.
"That would be too base."
– Это не может быть! – сказал князь Андрей, – это было бы слишком гадко.
"If we live we shall see," replied Bilibin, his face again becoming smooth as a sign that the conversation was at an end.
– Qui vivra verra, [Поживем, увидим,] – сказал Билибин, распуская опять кожу в знак окончания разговора.
When Prince Andrew reached the room prepared for him and lay down in a clean shirt on the feather bed with its warmed and fragrant pillows, he felt that the battle of which he had brought tidings was far, far away from him.
Когда князь Андрей пришел в приготовленную для него комнату и в чистом белье лег на пуховики и душистые гретые подушки, – он почувствовал, что то сражение, о котором он привез известие, было далеко, далеко от него.
The alliance with Prussia, Austria's treachery, Bonaparte's new triumph, tomorrow's levee and parade, and the audience with the Emperor Francis occupied his thoughts.
Прусский союз, измена Австрии, новое торжество Бонапарта, выход и парад, и прием императора Франца на завтра занимали его.
He closed his eyes, and immediately a sound of cannonading, of musketry and the rattling of carriage wheels seemed to fill his ears, and now again drawn out in a thin line the musketeers were descending the hill, the French were firing, and he felt his heart palpitating as he rode forward beside Schmidt with the bullets merrily whistling all around, and he experienced tenfold the joy of living, as he had not done since childhood.
Он закрыл глаза, но в то же мгновение в ушах его затрещала канонада, пальба, стук колес экипажа, и вот опять спускаются с горы растянутые ниткой мушкатеры, и французы стреляют, и он чувствует, как содрогается его сердце, и он выезжает вперед рядом с Шмитом, и пули весело свистят вокруг него, и он испытывает то чувство удесятеренной радости жизни, какого он не испытывал с самого детства.
He woke up...
Он пробудился…
"Yes, that all happened!" he said, and, smiling happily to himself like a child, he fell into a deep, youthful slumber.
«Да, всё это было!…» сказал он, счастливо, детски‑улыбаясь сам себе, и заснул крепким, молодым сном.
CHAPTER XI
XI
Next day he woke late.
На другой день он проснулся поздно.
Recalling his recent impressions, the first thought that came into his mind was that today he had to be presented to the Emperor Francis; he remembered the Minister of War, the polite Austrian adjutant, Bilibin, and last night's conversation.
Возобновляя впечатления прошедшего, он вспомнил прежде всего то, что нынче надо представляться императору Францу, вспомнил военного министра, учтивого австрийского флигель‑адъютанта, Билибина и разговор вчерашнего вечера.
Having dressed for his attendance at court in full parade uniform, which he had not worn for a long time, he went into Bilibin's study fresh, animated, and handsome, with his hand bandaged.
Одевшись в полную парадную форму, которой он уже давно не надевал, для поездки во дворец, он, свежий, оживленный и красивый, с подвязанною рукой, вошел в кабинет Билибина.
In the study were four gentlemen of the diplomatic corps.
В кабинете находились четыре господина дипломатического корпуса.
With Prince Hippolyte Kuragin, who was a secretary to the embassy, Bolkonski was already acquainted.
Bilibin introduced him to the others.
С князем Ипполитом Курагиным, который был секретарем посольства, Болконский был знаком; с другими его познакомил Билибин.
The gentlemen assembled at Bilibin's were young, wealthy, gay society men, who here, as in Vienna, formed a special set which Bilibin, their leader, called les notres. * This set, consisting almost exclusively of diplomats, evidently had its own interests which had nothing to do with war or politics but related to high society, to certain women, and to the official side of the service.
Господа, бывавшие у Билибина, светские, молодые, богатые и веселые люди, составляли и в Вене и здесь отдельный кружок, который Билибин, бывший главой этого кружка, называл наши, les nфtres.
В кружке этом, состоявшем почти исключительно из дипломатов, видимо, были свои, не имеющие ничего общего с войной и политикой, интересы высшего света, отношений к некоторым женщинам и канцелярской стороны службы.
скачать в HTML/PDF
share