StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 61 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

"I believe that intervention will be stronger than nonintervention.
Et… – Он помолчал. – On ne pourra pas imputer à la fin de non‑recevoir notre dépêche du 28 novembre.
And..." he paused.
Voilà comment tout cela finira. [Подождите, я не кончил.
"Finally one cannot impute the nonreceipt of our dispatch of November 18.
Я думаю, что вмешательство будет прочнее чем невмешательство И… Невозможно считать дело оконченным непринятием нашей депеши от 28 ноября.
That is how it will end."
Чем‑то всё это кончится.]
And he released Bolkonski's arm to indicate that he had now quite finished.
И он отпустил руку Болконского, показывая тем, что теперь он совсем кончил.
"Demosthenes, I know thee by the pebble thou secretest in thy golden mouth!" said Bilibin, and the mop of hair on his head moved with satisfaction.
– Demosthènes, je te reconnais au caillou que tu as caché dans ta bouche d'or! [Демосфен, я узнаю тебя по камешку, который ты скрываешь в своих золотых устах!] – сказал Билибин, y которого шапка волос подвинулась на голове от удовольствия.
Everybody laughed, and Hippolyte louder than anyone.
Все засмеялись.
Ипполит смеялся громче всех.
He was evidently distressed, and breathed painfully, but could not restrain the wild laughter that convulsed his usually impassive features.
Он, видимо, страдал, задыхался, но не мог удержаться от дикого смеха, растягивающего его всегда неподвижное лицо.
"Well now, gentlemen," said Bilibin,
"Bolkonski is my guest in this house and in Brunn itself.
I want to entertain him as far as I can, with all the pleasures of life here.
– Ну вот что, господа, – сказал Билибин, – Болконский мой гость в доме и здесь в Брюнне, и я хочу его угостить, сколько могу, всеми радостями здешней жизни.
If we were in Vienna it would be easy, but here, in this wretched Moravian hole, it is more difficult, and I beg you all to help me.
Ежели бы мы были в Брюнне, это было бы легко; но здесь, dans ce vilain trou morave [в этой скверной моравской дыре], это труднее, и я прошу у всех вас помощи.
Brunn's attractions must be shown him.
You can undertake the theater, I society, and you, Hippolyte, of course the women."
Il faut lui faire les honneurs de Brünn. [Надо ему показать Брюнн.] Вы возьмите на себя театр, я – общество, вы, Ипполит, разумеется, – женщин.
"We must let him see Amelie, she's exquisite!" said one of "ours," kissing his finger tips.
– Надо ему показать Амели, прелесть! – сказал один из наших, целуя кончики пальцев.
"In general we must turn this bloodthirsty soldier to more humane interests," said Bilibin.
– Вообще этого кровожадного солдата, – сказал Билибин, – надо обратить к более человеколюбивым взглядам.
"I shall scarcely be able to avail myself of your hospitality, gentlemen, it is already time for me to go," replied Prince Andrew looking at his watch.
– Едва ли я воспользуюсь вашим гостеприимством, господа, и теперь мне пора ехать, – взглядывая на часы, сказал Болконский.
"Where to?"
– Куда?
"To the Emperor."
– К императору.
"Oh!
Oh!
Oh!
– О! о! о!
Well, au revoir, Bolkonski!
– Ну, до свидания, Болконский!
Au revoir, Prince!
Come back early to dinner," cried several voices.
"We'll take you in hand."
До свидания, князь; приезжайте же обедать раньше, – пocлшaлиcь голоса. – Мы беремся за вас.
"When speaking to the Emperor, try as far as you can to praise the way that provisions are supplied and the routes indicated," said Bilibin, accompanying him to the hall.
– Старайтесь как можно более расхваливать порядок в доставлении провианта и маршрутов, когда будете говорить с императором, – сказал Билибин, провожая до передней Болконского.
"I should like to speak well of them, but as far as I know the facts, I can't," replied Bolkonski, smiling.
– И желал бы хвалить, но не могу, сколько знаю, – улыбаясь отвечал Болконский.
"Well, talk as much as you can, anyway.
– Ну, вообще как можно больше говорите.
He has a passion for giving audiences, but he does not like talking himself and can't do it, as you will see."
Его страсть – аудиенции; а говорить сам он не любит и не умеет, как увидите.
CHAPTER XII
XII
скачать в HTML/PDF
share