5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 74 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

The road for the French from Vienna to Znaim was shorter and better than the road for the Russians from Krems to Znaim.
Дорога французов от Вены до Цнайма была короче и лучше, чем дорога русских от Кремса до Цнайма.
The night he received the news, Kutuzov sent Bagration's vanguard, four thousand strong, to the right across the hills from the Krems-Znaim to the Vienna-Znaim road.
В ночь получения известия Кутузов послал четырехтысячный авангард Багратиона направо горами с кремско‑цнаймской дороги на венско‑цнаймскую.
Bagration was to make this march without resting, and to halt facing Vienna with Znaim to his rear, and if he succeeded in forestalling the French he was to delay them as long as possible.
Багратион должен был пройти без отдыха этот переход, остановиться лицом к Вене и задом к Цнайму, и ежели бы ему удалось предупредить французов, то он должен был задерживать их, сколько мог.
Kutuzov himself with all his transport took the road to Znaim.
Сам же Кутузов со всеми тяжестями тронулся к Цнайму.
Marching thirty miles that stormy night across roadless hills, with his hungry, ill-shod soldiers, and losing a third of his men as stragglers by the way, Bagration came out on the Vienna-Znaim road at Hollabrunn a few hours ahead of the French who were approaching Hollabrunn from Vienna.
Пройдя с голодными, разутыми солдатами, без дороги, по горам, в бурную ночь сорок пять верст, растеряв третью часть отсталыми, Багратион вышел в Голлабрун на венско‑цнаймскую дорогу несколькими часами прежде французов, подходивших к Голлабруну из Вены.
Kutuzov with his transport had still to march for some days before he could reach Znaim.
Hence Bagration with his four thousand hungry, exhausted men would have to detain for days the whole enemy army that came upon him at Hollabrunn, which was clearly impossible.
Кутузову надо было итти еще целые сутки с своими обозами, чтобы достигнуть Цнайма, и потому, чтобы спасти армию, Багратион должен был с четырьмя тысячами голодных, измученных солдат удерживать в продолжение суток всю неприятельскую армию, встретившуюся с ним в Голлабруне, что было, очевидно, невозможно.
But a freak of fate made the impossible possible.
Но странная судьба сделала невозможное возможным.
The success of the trick that had placed the Vienna bridge in the hands of the French without a fight led Murat to try to deceive Kutuzov in a similar way.
Успех того обмана, который без боя отдал венский мост в руки французов, побудил Мюрата пытаться обмануть так же и Кутузова.
Meeting Bagration's weak detachment on the Znaim road he supposed it to be Kutuzov's whole army.
Мюрат, встретив слабый отряд Багратиона на цнаймской дороге, подумал, что это была вся армия Кутузова.
To be able to crush it absolutely he awaited the arrival of the rest of the troops who were on their way from Vienna, and with this object offered a three days' truce on condition that both armies should remain in position without moving.
Чтобы несомненно раздавить эту армию, он поджидал отставшие по дороге из Вены войска и с этою целью предложил перемирие на три дня, с условием, чтобы те и другие войска не изменяли своих положений и не трогались с места.
Murat declared that negotiations for peace were already proceeding, and that he therefore offered this truce to avoid unnecessary bloodshed.
Мюрат уверял, что уже идут переговоры о мире и что потому, избегая бесполезного пролития крови, он предлагает перемирие.
Count Nostitz, the Austrian general occupying the advanced posts, believed Murat's emissary and retired, leaving Bagration's division exposed.
Австрийский генерал граф Ностиц, стоявший на аванпостах, поверил словам парламентера Мюрата и отступил, открыв отряд Багратиона.
Another emissary rode to the Russian line to announce the peace negotiations and to offer the Russian army the three days' truce.
Другой парламентер поехал в русскую цепь объявить то же известие о мирных переговорах и предложить перемирие русским войскам на три дня.
скачать в HTML/PDF
share