5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 75 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

Bagration replied that he was not authorized either to accept or refuse a truce and sent his adjutant to Kutuzov to report the offer he had received.
Багратион отвечал, что он не может принимать или не принимать перемирия, и с донесением о сделанном ему предложении послал к Кутузову своего адъютанта.
A truce was Kutuzov's sole chance of gaining time, giving Bagration's exhausted troops some rest, and letting the transport and heavy convoys (whose movements were concealed from the French) advance if but one stage nearer Znaim.
Перемирие для Кутузова было единственным средством выиграть время, дать отдохнуть измученному отряду Багратиона и пропустить обозы и тяжести (движение которых было скрыто от французов), хотя один лишний переход до Цнайма.
The offer of a truce gave the only, and a quite unexpected, chance of saving the army.
Предложение перемирия давало единственную и неожиданную возможность спасти армию.
On receiving the news he immediately dispatched Adjutant General Wintzingerode, who was in attendance on him, to the enemy camp.
Получив это известие, Кутузов немедленно послал состоявшего при нем генерал‑адъютанта Винценгероде в неприятельский лагерь.
Wintzingerode was not merely to agree to the truce but also to offer terms of capitulation, and meanwhile Kutuzov sent his adjutants back to hasten to the utmost the movements of the baggage trains of the entire army along the Krems-Znaim road.
Винценгероде должен был не только принять перемирие, но и предложить условия капитуляции, а между тем Кутузов послал своих адъютантов назад торопить сколь возможно движение обозов всей армии по кремско‑цнаймской дороге.
Bagration's exhausted and hungry detachment, which alone covered this movement of the transport and of the whole army, had to remain stationary in face of an enemy eight times as strong as itself.
Измученный, голодный отряд Багратиона один должен был, прикрывая собой это движение обозов и всей армии, неподвижно оставаться перед неприятелем в восемь раз сильнейшим.
Kutuzov's expectations that the proposals of capitulation (which were in no way binding) might give time for part of the transport to pass, and also that Murat's mistake would very soon be discovered, proved correct.
Ожидания Кутузова сбылись как относительно того, что предложения капитуляции, ни к чему не обязывающие, могли дать время пройти некоторой части обозов, так и относительно того, что ошибка Мюрата должна была открыться очень скоро.
As soon as Bonaparte (who was at Schonbrunn, sixteen miles from Hollabrunn) received Murat's dispatch with the proposal of a truce and a capitulation, he detected a ruse and wrote the following letter to Murat:
Как только Бонапарте, находившийся в Шенбрунне, в 25 верстах от Голлабруна, получил донесение Мюрата и проект перемирия и капитуляции, он увидел обман и написал следующее письмо к Мюрату:
Au prince Murat.
Schonbrunn, 25th Brumaire, 1805,
Schoenbrunn, 25 brumaire en 1805 à huit heures du matin.
«II m'est impossible de trouver des termes pour vous exprimer mon mécontentement.
Vous ne commandez que mon avant‑garde et vous n'avez pas le droit de faire d'armistice sans mon ordre.
Vous me faites perdre le fruit d'une campagne.
Rompez l'armistice sur‑le‑champ et Mariechez à l'ennemi.
Vous lui ferez déclarer,que le général qui a signé cette capitulation, n'avait pas le droit de le faire, qu'il n'y a que l'Empereur de Russie qui ait ce droit.
«Toutes les fois cependant que l'Empereur de Russie ratifierait la dite convention, je la ratifierai; mais ce n'est qu'une ruse.Mariechez, détruisez l'armée russe… vous êtes en position de prendre son bagage et son artiller.
«L'aide‑de‑camp de l'Empereur de Russie est un… Les officiers ne sont rien quand ils n'ont pas de pouvoirs: celui‑ci n'en avait point… Les Autrichiens se sont laissé jouer pour le passage du pont de Vienne, vous vous laissez jouer par un aide‑de‑camp de l'Empereur.
 Napoléon».
[Принцу Мюрату.
Шенбрюнн, 25 брюмера 1805 г.
at eight o'clock in the morning
8 часов утра.
To PRINCE MURAT,
I cannot find words to express to you my displeasure.
Я не могу найти слов чтоб выразить вам мое неудовольствие.
You command only my advance guard, and have no right to arrange an armistice without my order.
Вы командуете только моим авангардом и не имеете права делать перемирие без моего приказания.
You are causing me to lose the fruits of a campaign.
Вы заставляете меня потерять плоды целой кампании.
Break the armistice immediately and march on the enemy.
Немедленно разорвите перемирие и идите против неприятеля.
Inform him that the general who signed that capitulation had no right to do so, and that no one but the Emperor of Russia has that right.
Вы объявите ему, что генерал, подписавший эту капитуляцию, не имел на это права, и никто не имеет, исключая лишь российского императора.
If, however, the Emperor of Russia ratifies that convention, I will ratify it; but it is only a trick.
Впрочем, если российский император согласится на упомянутое условие, я тоже соглашусь; но это не что иное, как хитрость.
скачать в HTML/PDF
share