StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга вторая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга вторая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 95 из 113  ←предыдущая следующая→ ...

From privates to general they were not expecting a battle and were engaged in peaceful occupations, the cavalry feeding the horses and the infantry collecting wood.
Люди полков, от солдата до генерала, не ждали сражения и спокойно занимались мирными делами: кормлением лошадей в коннице, собиранием дров – в пехоте.
"He higher iss dan I in rank," said the German colonel of the hussars, flushing and addressing an adjutant who had ridden up, "so let him do what he vill, but I cannot sacrifice my hussars...
– Есть он, однако, старше моего в чином, – говорил немец, гусарский полковник, краснея и обращаясь к подъехавшему адъютанту, – то оставляяй его делать, как он хочет.
Я своих гусар не могу жертвовать.
Bugler, sount ze retreat!"
Трубач!
Играй отступление!
But haste was becoming imperative.
Но дело становилось к спеху.
Cannon and musketry, mingling together, thundered on the right and in the center, while the capotes of Lannes' sharpshooters were already seen crossing the milldam and forming up within twice the range of a musket shot.
Канонада и стрельба, сливаясь, гремели справа и в центре, и французские капоты стрелков Ланна проходили уже плотину мельницы и выстраивались на этой стороне в двух ружейных выстрелах.
The general in command of the infantry went toward his horse with jerky steps, and having mounted drew himself up very straight and tall and rode to the Pavlograd commander.
Пехотный полковник вздрагивающею походкой подошел к лошади и, взлезши на нее и сделавшись очень прямым и высоким, поехал к павлоградскому командиру.
The commanders met with polite bows but with secret malevolence in their hearts.
Полковые командиры съехались с учтивыми поклонами и со скрываемою злобой в сердце.
"Once again, Colonel," said the general,
"I can't leave half my men in the wood.
– Опять‑таки, полковник, – говорил генерал, – не могу я, однако, оставить половину людей в лесу.
I beg of you, I beg of you," he repeated, "to occupy the position and prepare for an attack."
Я вас прошу , я вас прошу , – повторил он, – занять позицию и приготовиться к атаке.
"I peg of you yourself not to mix in vot is not your business!" suddenly replied the irate colonel.
– А вас прошу не мешивайтся не свое дело, – отвечал, горячась, полковник. – Коли бы вы был кавалерист…
"If you vere in the cavalry..."
"I am not in the cavalry, Colonel, but I am a Russian general and if you are not aware of the fact..."
– Я не кавалерист, полковник, но я русский генерал, и ежели вам это неизвестно…
"Quite avare, your excellency," suddenly shouted the colonel, touching his horse and turning purple in the face.
"Vill you be so goot to come to ze front and see dat zis position iss no goot?
– Очень известно, ваше превосходительство, – вдруг вскрикнул, трогая лошадь, полковник, и делаясь красно‑багровым. – Не угодно ли пожаловать в цепи, и вы будете посмотрейть, что этот позиция никуда негодный.
I don't vish to destroy my men for your pleasure!"
Я не хочу истребить своя полка для ваше удовольствие.
"You forget yourself, Colonel.
– Вы забываетесь, полковник.
I am not considering my own pleasure and I won't allow it to be said!"
Я не удовольствие свое соблюдаю и говорить этого не позволю.
Taking the colonel's outburst as a challenge to his courage, the general expanded his chest and rode, frowning, beside him to the front line, as if their differences would be settled there amongst the bullets.
Генерал, принимая приглашение полковника на турнир храбрости, выпрямив грудь и нахмурившись, поехал с ним вместе по направлению к цепи, как будто всё их разногласие должно было решиться там, в цепи, под пулями.
They reached the front, several bullets sped over them, and they halted in silence.
Они приехали в цепь, несколько пуль пролетело над ними, и они молча остановились.
There was nothing fresh to be seen from the line, for from where they had been before it had been evident that it was impossible for cavalry to act among the bushes and broken ground, as well as that the French were outflanking our left.
Смотреть в цепи нечего было, так как и с того места, на котором они прежде стояли, ясно было, что по кустам и оврагам кавалерии действовать невозможно, и что французы обходят левое крыло.
скачать в HTML/PDF
share