StudyEnglishWords

7#

Вокруг света за 80 дней. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Вокруг света за 80 дней". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 6 из 183  ←предыдущая следующая→ ...

He never took one step too many, and always went to his destination by the shortest cut; he made no superfluous gestures, and was never seen to be moved or agitated.
Он никогда не делал лишнего шага и шел всегда кратчайшим путем.
Не позволяя себе глядеть по сторонам, он не допускал ни одного лишнего жеста.
He was the most deliberate person in the world, yet always reached his destination at the exact moment.
Его никогда не видели ни возбужденным, ни подавленным.
То был самый неторопливый и одновременно самый аккуратный человек на свете.
He lived alone, and, so to speak, outside of every social relation; and as he knew that in this world account must be taken of friction, and that friction retards, he never rubbed against anybody.
Само собою понятно, что такой человек жил одиноко и, если так можно выразиться, вне всяких общественных связей.
Он знал, что в жизни поневоле приходится, как говорят, тереться между людей, а так как трение замедляет движение, то он держался в стороне от всех.
As for Passepartout, he was a true Parisian of Paris.
Since he had abandoned his own country for England, taking service as a valet, he had in vain searched for a master after his own heart.
Что касается Жана, по прозвищу Паспарту, истого парижанина, парижанина до мозга костей, то он уже пять лет жил в Англии в должности слуги и тщетно искал себе в Лондоне хозяина, к которому мог бы привязаться.
Passepartout was by no means one of those pert dunces depicted by Moliere with a bold gaze and a nose held high in the air; he was an honest fellow, with a pleasant face, lips a trifle protruding, soft-mannered and serviceable, with a good round head, such as one likes to see on the shoulders of a friend.
Паспарту не походил ни на одного из тех Фронтенов или Маскарилей с самоуверенным и холодным взором, которые ходят, задрав нос и подняв плечи, и ведут себя, как бесстыжие наглецы.
Нет!
Паспарту был честный малый, с приветливым лицом и пухлыми губами, всегда готовыми что-нибудь отведать или кого-нибудь поцеловать, кроткий, услужливый, со славной круглой головой, которую хотелось бы видеть на плечах друга.
His eyes were blue, his complexion rubicund, his figure almost portly and well-built, his body muscular, and his physical powers fully developed by the exercises of his younger days.
У него были голубые глаза, румяные щеки, такие толстые, что он мог любоваться собственными скулами; обладая высоким ростом, широкой грудью и мощной мускулатурой, он отличался геркулесовой силой, которую развил еще в молодости постоянными упражнениями.
His brown hair was somewhat tumbled; for, while the ancient sculptors are said to have known eighteen methods of arranging Minerva’s tresses, Passepartout was familiar with but one of dressing his own: three strokes of a large-tooth comb completed his toilet.
Его темные волосы всегда были всклокочены.
Если скульпторы античной древности знали восемнадцать способов укладывать волосы Минервы, то Паспарту знал лишь один способ управляться со своей шевелюрой: два-три взмаха гребешком — и прическа готова.
It would be rash to predict how Passepartout’s lively nature would agree with Mr. Fogg.
Сказать заранее, уживется ли этот порывистый малый с Филеасом Фоггом, не позволяло простое благоразумие.
It was impossible to tell whether the new servant would turn out as absolutely methodical as his master required; experience alone could solve the question.
Станет ли Паспарту тем безупречно аккуратным слугой, какой требовался его хозяину?
Это можно было бы проверить только на опыте.
Passepartout had been a sort of vagrant in his early years, and now yearned for repose; but so far he had failed to find it, though he had already served in ten English houses.
Проведя, как известно, довольно бурную молодость, Паспарту жаждал теперь покоя.
Наслышавшись об английской методичности и о вошедшем в поговорку бесстрастии английских джентльменов, он отправился искать счастья в Англию.
Но до сих пор судьба ему не благоприятствовала.
But he could not take root in any of these; with chagrin, he found his masters invariably whimsical and irregular, constantly running about the country, or on the look-out for adventure.
Он нигде не мог прочно обосноваться, хотя сменил уже десяток мест.
Всюду хозяева были своенравны, неровны в обращении, искали приключений или часто переезжали с места на место.
Это не могло удовлетворить Паспарту.
скачать в HTML/PDF
share