StudyEnglishWords

7#

Вокруг света за 80 дней. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Вокруг света за 80 дней". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 7 из 183  ←предыдущая следующая→ ...

His last master, young Lord Longferry, Member of Parliament, after passing his nights in the Haymarket taverns, was too often brought home in the morning on policemen’s shoulders.
Его последний хозяин, член парламента, молодой лорд Лонгсферри, после ночей, проведенных в «устричных залах» Гай-Маркета, весьма часто возвращался домой на плечах полисменов.
Passepartout, desirous of respecting the gentleman whom he served, ventured a mild remonstrance on such conduct; which, being ill-received, he took his leave.
Паспарту, желая прежде всего сохранить уважение к своему хозяину, рискнул сделать ему несколько почтительных замечаний, которые были приняты неодобрительно, и Паспарту покинул его.
Hearing that Mr. Phileas Fogg was looking for a servant, and that his life was one of unbroken regularity, that he neither travelled nor stayed from home overnight, he felt sure that this would be the place he was after.
Тем временем он узнал, что Филеас Фогг, эсквайр, ищет слугу.
Он навел справки об этом джентльмене.
Человек, который ведет столь размеренный образ жизни, всегда ночует у себя, не путешествует, никогда не отлучается из дому даже на сутки, весьма устраивал Паспарту.
He presented himself, and was accepted, as has been seen.
Он отправился к Филеасу Фоггу и поступил на службу при уже известных читателю обстоятельствах.
At half-past eleven, then, Passepartout found himself alone in the house in Saville Row.
Итак, часы пробили половину двенадцатого.
Паспарту находился один в доме на Сэвиль-роу.
He begun its inspection without delay, scouring it from cellar to garret.
Он тотчас же начал осмотр своего нового жилища и обозрел его полностью — от чердака до подвала.
So clean, well-arranged, solemn a mansion pleased him; it seemed to him like a snail’s shell, lighted and warmed by gas, which sufficed for both these purposes.
Ему понравился этот чистый, хорошо устроенный, добропорядочный, строгий, пуританский дом.
Он походил на раковину улитки, но на раковину, освещаемую и отапливаемую газом: углеводород служил здесь для всех нужд отопления и освещения.
When Passepartout reached the second story he recognised at once the room which he was to inhabit, and he was well satisfied with it.
Паспарту без труда нашел на третьем этаже предназначенную ему комнату.
Она ему понравилась.
Electric bells and speaking-tubes afforded communication with the lower stories; while on the mantel stood an electric clock, precisely like that in Mr. Fogg’s bedchamber, both beating the same second at the same instant.
С помощью электрических звонков и переговорных трубок она сообщалась с комнатами второго и первого этажей.
На камине стояли электрические часы, соединенные с часами в спальне Филеаса Фогга, и оба маятника ударяли одновременно — в одну и ту же секунду.
“That’s good, that’ll do,” said Passepartout to himself.
«Это как раз по мне, это как раз по мне», — повторял про себя Паспарту.
He suddenly observed, hung over the clock, a card which, upon inspection, proved to be a programme of the daily routine of the house.
В своей комнате, над часами, он заметил приколотый к стене листок бумаги.
Это было расписание его ежедневных обязанностей.
Паспарту прочел его.
It comprised all that was required of the servant, from eight in the morning, exactly at which hour Phileas Fogg rose, till half-past eleven, when he left the house for the Reform Club — all the details of service, the tea and toast at twenty-three minutes past eight, the shaving-water at thirty-seven minutes past nine, and the toilet at twenty minutes before ten.
Здесь было подробно указано все, что требовалось от слуги с восьми часов утра, когда Филеас Фогг вставал, и до половины двенадцатого, когда он выходил из дому и отправлялся завтракать в Реформ-клуб: чай с поджаренным хлебом — в восемь часов двадцать три минуты, вода для бритья — в девять часов тридцать семь минут, без двадцати десять — прическа и т.п.
Everything was regulated and foreseen that was to be done from half-past eleven a.m. till midnight, the hour at which the methodical gentleman retired.
И далее, с половины двенадцатого утра до полуночи — времени, когда пунктуальный джентльмен ложился, — все было расписано, предусмотрено, упорядочено.
Паспарту с удовольствием перечитал это расписание и стал заучивать его наизусть.
скачать в HTML/PDF
share