4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 193 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

Yaakov replied in a serious tone:
“Seven times?
That’s rather a lot!”
Яков серьезно заметил: — Семь разов — многонько!
Although he abused the stoker, the cook for some reason or other fed him with all kinds of things.
He would throw a morsel to him roughly and say:
“There.
Gobble it up!”
Ругая кочегара, повар зачем-то кормит его всякой всячиной; грубо сунет ему кусок и скажет: — Жри!
Yaakov would devour it without any haste, saying:
“I am accumulating a reserve of strength through you, Ivan Ivanovich.”
Яков, не торопясь, жует и говорит: — Множество силы накоплю я через тебя, Иван Иваныч!
“And what is the use of strength to you, lazy-bones?”
— А куда тебе, лентяю, сила?
“What is the use?
— Как куда?
Why, I shall live all the longer for it.’
Жить буду долго...
“Why should you live, useless one?”
— Да зачем тебе жить?
Леший!
“But useless people go on living.
— И леший живет.
Besides, you know, it is very amusing to be alive, isn’t it?
Али, скажешь, не забавно жить-то?
Living, Ivan Ivanovich, is a very comforting business.”
Жить, Иван Иваныч, утешно очень...
“What an idiot!”
— Экой едиот!
“Why do you say that?”
— Чего это?
“I-di-ot!”
— Е-ди-от.
“There’s a way of speaking!” said Yaakov in amazement, and Medvyejenok said to me:
“Just think of it!
We dry up our blood and roast the marrow out of our bones in that infernal heat at the stoves while he guzzles like a boar!”
— Вона какое слово, — удивляется Яков, а Медвежонок говорит мне: — Вот, сообрази: мы кровь сочим, кости сушим в адовой жаре у плиты, а он — на́ вот, жует себе, как боров!
“Every one must work out his own fate,” said the stoker, masticating.
— Всякому своя судьба, — говорит кочегар, пережевывая пищу.
I knew that to stoke the furnaces was heavier and hotter work than to stand at the stove, for I had tried several times at night to stoke with Yaakov, and it seemed strange to me that he did not enlighten the cook with regard to the heaviness of his labors.
Я знаю, что перед топкой тяжелее и жарче работать, чем у плиты, я несколько раз по ночам пытался «шуровать» вместе с Яковом, и мне странно, что он почему-то не хочет указать повару на тяжесть своего труда.
Yes, this man certainly had a peculiar knowledge of his own.
Нет, этот человек знает что-то особенное...
They all scolded him, — the captain, the engineer, the first mate, all of those who must have known he was not lazy.
I thought it very strange.
Why did they not appraise him rightly?
Его все ругали — капитан, машинист, боцман — все, кому не лень, и было странно: почему его не рассчитают?
The stokers behaved considerably better to him than the rest al — though they made fun of his incessant chatter and his love of cards.
Кочегары относились к нему заметно лучше других людей, хотя и высмеивали за болтовню, за игру в карты.
I asked them:
“What do you think of Yaakov?
Is he a good man?”
Я спрашивал их: — Яков — хороший человек?
“Yaakov?
— Яков-то?
He’s all right.
Ничего.
You can’t upset him whatever you do, even if you were to put hot coals in his chest.”
Он — безобидный, с ним что хошь делай, хоть каленые угли за пазуху ему клади...
скачать в HTML/PDF
share