4#

В людях. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "В людях". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 197 из 354  ←предыдущая следующая→ ...

And He would give the soul the wings of seraphim — six white wings.
И дает душе серафимовы крылья — шесть белых крылий.
Yaakov Shumov spoke of the soul as carefully, as reluctantly, and as seldom as grandmother.
Яков Шумов говорит о душе так же осторожно, мало и неохотно, как говорила о ней бабушка.
When he was abused, he never blasphemed, and when others discussed the soul he said nothing, bowing his red, bull-like neck.
Ругаясь, он не задевал душу, а когда о ней рассуждали другие, молчал, согнув красную бычью шею.
When I asked him what the soul was like, he replied:
“The soul is the breath of God.”
Когда я спрашиваю его, что такое душа, — он отвечает: — Дух, дыхание божие...
This did not enlighten me much, and I asked for more; upon which the stoker, inclining his head, said:
“Even priests do not know much about the soul, little brother; that is hidden from us.”
Мне мало этого, я спрашиваю еще о чем-то, тогда кочегар, наклонив голову, говорит: — О душе, браток, и попы мало понимают, это дело закрытое...
He held my thoughts continually, in a stubborn effort to understand him, but it was an unsuccessful effort.
Он держит меня в постоянных думах о нем, в упорном напряжении понять его, но это напряжение безуспешно.
I saw nothing else but him.
He shut out everything else with his broad figure.
Кроме его, я ничего не вижу, он всё заслоняет от меня своей широкой фигурой.
The stewardess bore herself towards me with suspicious kindness.
In the morning, I was deputed to take hot water for washing to her, although this was the duty of the second-class chambermaid, Lusha, a fresh, merry girl.
Ко мне подозрительно ласково относится буфетчица, — утром я должен подавать ей умываться, хотя это обязанность второклассной горничной Луши, чистенькой и веселой девушки.
When I stood in the narrow cabin, near the stewardess, who was stripped to the waist, and looked upon her yellow body, flabby as half-baked pastry, I thought of the lissom, swarthy body of
“Queen Margot,” and felt disgusted.
Когда я стою в тесной каюте, около буфетчицы, по пояс голой, и вижу ее желтое тело, дряблое, как перекисшее тесто, вспоминается литое, смуглое тело Королевы Марго, и — мне противно.
And the stewardess talked all the time, now complainingly and scolding, now crossly and mockingly.
А буфетчица всё говорит о чем-то, то жалобно и ворчливо, то сердито и насмешливо.
I did not grasp the meaning of her speech, although I dimly guessed at it — at its pitiful, low, shameful meaning.
Смысл ее речей не доходит до меня, хотя я как бы издали догадываюсь о нем, — это жалкий, нищенский, стыдный смысл.
But I was not disturbed by it.
I lived far away from the stewardess, and from all that went on in the boat.
I lived behind a great rugged rock, which hid from me all that world.
All that went on during those days and nights flowed aVay into space.
Но я не возмущаюсь — я живу далеко от буфетчицы и ото всего, что делается на пароходе, я — за большим мохнатым камнем, он скрывает от меня весь этот мир, день и ночь плывущий куда-то.
“Our Gavrilovna is quite in love with you.”
I heard the laughing words of Lusha as in a dream.
— Совсем влюбилась в тебя наша Гавриловна, — как сквозь сон слышу я насмешливые слова Луши.
“Open your mouth, and take your happiness.”
— Разевай рот, лови счастье...
And not only did she make fun of me, but all the dining-room attendants knew of the weakness of their mistress.
The cook said, with a frown:
“The woman has tasted everything, and now she has a fancy for pastry!
Не только она высмеивает меня, вся буфетная прислуга знает о слабости хозяйки, а повар говорит, морщась: — Всего баба покушала — пирожного захотела, безе!
скачать в HTML/PDF
share