StudyEnglishWords

5#

Гордость и предубеждение. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Гордость и предубеждение". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 172 из 335  ←предыдущая следующая→ ...

He had some intention, he added, of studying law, and I must be aware that the interest of one thousand pounds would be a very insufficient support therein.
По его словам, он возымел желание изучить юриспруденцию, а я, конечно, не мог не понять, что тысячи фунтов для этого недостаточно.
I rather wished, than believed him to be sincere; but, at any rate, was perfectly ready to accede to his proposal.
Мне очень хотелось поверить искренности его намерений, хотя я не могу сказать, что это мне вполне удалось.
I knew that Mr. Wickham ought not to be a clergyman; the business was therefore soon settled—he resigned all claim to assistance in the church, were it possible that he could ever be in a situation to receive it, and accepted in return three thousand pounds.
Тем не менее я сразу согласился с его предложением, так как отлично понимал, насколько мистер Уикхем не подходит для роли священника.
Дело, таким образом, быстро уладилось: он отказывался от всякой помощи в духовной карьере, — даже в том случае, если бы в будущем у него возникла возможность такую помощь принять, — и получал взамен три тысячи фунтов.
All connection between us seemed now dissolved.
На этом, казалось бы, всякая связь между нами прерывалась.
I thought too ill of him to invite him to Pemberley, or admit his society in town.
Я был о нем слишком плохого мнения, чтобы приглашать его в Пемберли или искать его общества в столице.
In town I believe he chiefly lived, but his studying the law was a mere pretence, and being now free from all restraint, his life was a life of idleness and dissipation.
Насколько я могу предполагать, он жил главным образом в Лондоне, однако изучение юриспруденции так и осталось для него только предлогом.
Ничем более не сдерживаемый, он повел жизнь праздную и разгульную.
For about three years I heard little of him; but on the decease of the incumbent of the living which had been designed for him, he applied to me again by letter for the presentation.
На протяжении трех лет я почти ничего о нем не слышал.
Но когда священник в ранее предназначавшемся для него приходе скончался, он написал мне письмо с просьбой оставить этот приход за ним.
His circumstances, he assured me, and I had no difficulty in believing it, were exceedingly bad.
Как он сообщал, — и этому нетрудно было поверить, — он находился в самых стесненных обстоятельствах.
He had found the law a most unprofitable study, and was now absolutely resolved on being ordained, if I would present him to the living in question—of which he trusted there could be little doubt, as he was well assured that I had no other person to provide for, and I could not have forgotten my revered father's intentions.
Изучение юриспруденции ничего ему не дало, и, по его словам, он теперь твердо решил принять духовный сан, если я предоставлю ему приход — в последнем он нисколько не сомневался, так как хорошо знал, что мне не о ком больше заботиться и что я не мог забыть волю моего досточтимого родителя.
You will hardly blame me for refusing to comply with this entreaty, or for resisting every repetition to it.
Едва ли вы осудите меня за то, что я не выполнил его просьбы, так же как отверг все позднейшие подобные притязания.
His resentment was in proportion to the distress of his circumstances—and he was doubtless as violent in his abuse of me to others as in his reproaches to myself.
Его негодование было под стать его бедственному положению, и он нимало не стеснялся поносить меня перед окружающими, так же как выражать свои упреки мне самому.
After this period every appearance of acquaintance was dropped.
С этого времени всякое знакомство между нами было прекращено.
How he lived I know not.
Как протекала его жизнь — мне неизвестно.
But last summer he was again most painfully obtruded on my notice.
Но прошлым летом он снова неприятнейшим образом напомнил мне о своем существовании.
"I must now mention a circumstance which I would wish to forget myself, and which no obligation less than the present should induce me to unfold to any human being.
Здесь я должен коснуться обстоятельства, которое мне бы хотелось изгладить из собственной памяти.
Лишь очень серьезный повод, побудивший меня написать Вам это письмо, служит причиной того, что я решился кому-то о нем поведать.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 23 оценках: 4 из 5 1