5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 101 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

Maybe he will obtain something for you in Heaven.
Может, он что-нибудь и вымолит там для тебя!
You won't be expecting anything—and suddenly the Lord will send you luck."
Ты и не ждешь — ан вдруг тебе бог счастье пошлет!
Very probably the high estimate of the deceased's virtues was largely based on a comparison between him and his brother.
Очень возможно, что в мирской оценке качеств покойного неясно участвовало и сравнение.
People did not like Yudushka.
Иудушку не любили.
Not that they couldn't get the better of him, but that he was entirely too much of a nuisance with his scrape-penny ways.
Не то чтобы его нельзя было обойти, а очень уж он пустяки любил, надоедал да приставал.
Very few could bring themselves to lease land from him.
They were afraid of his passion for litigation.
Даже земельные участки немногие решались у него кортомить, потому что он сдаст участок, да за каждый лишний запаханный или закошенный вершок, за каждую пропущенную минуту в уплате денег сейчас начнет съемщика по судам таскать.
He dragged any number of people to court, wasted their time, and won nothing, because his pettifogging habits were so well known in the district that almost without listening to the case the courts dismissed his claims.
Многих он так-то затаскал и сам ничего не выиграл (его привычку кляузничать так везде знали, что, почти не разбирая дел, отказывали в его претензиях), и народ волокитами да прогулами разорил.
«Не купи двора, а купи соседа», говорит пословица, а у всех на знати, каков сосед головлевский барин.
Нужды нет, что мировой тебя оправит, он тебя своим судом, сатанинским, изведет.
Since meanness, or, to be more exact, a kind of moral hardness, especially when under the mask of hypocrisy, always inspires a sort of superstitious fear, Yudushka's neighbors bowed waist low as they passed by the Bloodsucker, standing all in black beside the coffin with palms crossed and eyes raised upward.
И так как злость (даже не злость, а скорее нравственное окостенение), прикрытая лицемерием, всегда наводит какой-то суеверный страх, то новые «соседи» (Иудушка очень приветливо называет их «соседушками») боязливо кланялись в пояс, проходя мимо кровопивца, который весь в черном стоял у гроба с сложенными ладонями и воздетыми вверх глазами.
As long as the deceased lay in the house, the family walked about on tip-toe, stole glances into the dining-room, where the coffin stood on the table, wagged their heads, and talked in whispers.
Покуда покойник лежал в доме, домашние ходили на цыпочках, заглядывали в столовую (там, на обеденном столе, был поставлен гроб), качали головами, шептались.
Yudushka pretended to be overcome by the disaster, and shuffled painfully along the corridor, paid a visit to the "dear deceased," affected deep emotional stress, arranged the pall on the coffin, and whispered to the commissioner of police, who was taking the inventory and affixing the seal.
Иудушка притворялся чуть живым, шаркал по коридору, заходил к «покойничку», умилялся, поправлял на гробе покров и шептался с становым приставом, который составлял описи и прикладывал печати.
Petenka and Volodenka busied themselves about the coffin, placing and lighting the candles, handing over the censer, and so forth.
Петенька и Володенька суетились около гроба, ставили и задвигали свечки, подавали кадило и проч.
Anninka and Lubinka cried and through their tears helped the chanters sing the mass for the dead in thin little voices.
Аннинька и Любинька плакали и сквозь слезы тоненькими голосами подпевали дьячкам на панихидах.
The woman servants, dressed in black calico, wiped their noses red from weeping on their aprons.
Дворовые женщины, в черных коленкоровых платьях, утирали передниками раскрасневшиеся от слез носы.
Immediately after the death of Pavel Vladimirych, Arina Petrovna went up to her room and locked herself in.
Арина Петровна, тотчас же, как последовала смерть Павла Владимирыча, ушла в свою комнату и заперлась там.
скачать в HTML/PDF
share