5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 11 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

As for the younger children, Porfiry and Pavel, they served in St. Petersburg, the former in a civil capacity, the latter in the army.
Наконец младшие дети, Порфирий и Павел Владимирычи, находились на службе в Петербурге: первый — по гражданской части, второй — по военной.
Porfiry was married; Pavel was an old bachelor.
Порфирий был женат, Павел — холостой.
Porfiry Vladimirych was known in the family by three nicknames, Yudushka (diminutive of Judas), Bloodsucker, and Goody-goody Boy, which had been invented by Simple Simon.
Порфирий Владимирыч известен был в семействе под тремя именами: Иудушки, кровопивушки и откровенного мальчика, каковые прозвища еще в детстве были ему даны Степкой-балбесом.
From his early childhood Porfiry had been oddly intent upon currying favor with his "dear mamma" and showed a tendency to play the sycophant.
С младенческих лет любил он приласкаться к милому другу маменьке, украдкой поцеловать ее в плечико, а иногда и слегка понаушничать.
He would open the door of his mother's room softly, creep noiselessly into a corner, and sit there, as if entranced, with his eyes fixed on his mother while she wrote or busied herself with accounts.
Неслышно отворит, бывало, дверь маменькиной комнаты, неслышно прокрадется в уголок, сядет и, словно очарованный, не сводит глаз с маменьки, покуда она пишет или возится со счетами.
Even in those days Arina Petrovna regarded her son's efforts to insinuate himself into her good graces with vague suspicion.
Но Арина Петровна уже и тогда с какою-то подозрительностью относилась к этим сыновним заискиваньям.
His stare puzzled her.
She could not decide what his eyes expressed, whether venom or filial reverence.
И тогда этот пристально устремленный на нее взгляд казался ей загадочным, и тогда она не могла определить себе, что именно он источает из себя: яд или сыновнюю почтительность.
"I cannot make out what is in his eyes," she sometimes argued with herself.
"His glance is like a noose which he is getting ready to throw.
— И сама понять не могу, что у него за глаза такие, — рассуждала она иногда сама с собою, — взглянет — ну, словно вот петлю закидывает.
He might look like that handing a person poison or enticing him into a pitfall."
Так вот и поливает ядом, так и подманивает!
In this connection she often recollected highly significant details of the time she was carrying Porfisha.
И припомнились ей при этом многознаменательные подробности того времени, когда она еще была «тяжела» Порфишей.
An old man called Porfisha the Saint was at that time living in the manor.
He had the reputation of a seer, and Arina Petrovna turned to him whenever she wanted to learn something about the future.
Жил у них тогда в доме некоторый благочестивый и прозорливый старик, которого называли Порфишей-блаженненьким и к которому она всегда обращалась, когда желала что-либо провидеть в будущем.
She had asked him when she would be delivered of the child and whether it would be a boy or a girl; but the pious old man gave no direct answer.
Instead he crowed three times like a cock and then mumbled:
И вот этот-то самый старец, когда она спросила его, скоро ли последуют роды и кого-то бог даст ей, сына или дочь — ничего прямо ей не ответил, но три раза прокричал петухом и вслед за тем пробормотал:
"Cockerel, cockerel, sharp claw!
— Петушок, петушок! востер ноготок!
The cock crows and threatens the brood-hen; the brood-hen—cluck! cluck!—but it will be too late!"
Петух кричит, наседке грозит; наседка — кудах-тах-тах, да поздно будет!
That was all he said.
И только.
Three days later (the seer crowed three times!) Arina Petrovna gave birth to a son ("cockerel! cockerel!") and named him Porfiry in honor of the old soothsayer.
Но через три дня (вот оно — три раза-то прокричал!) она родила сына (вот оно — петушок-петушок!), которого и назвали Порфирием, в честь старца-провидца…
скачать в HTML/PDF
share