5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 247 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

_____
BOOK VI
THE DESERTED MANOR-HOUSE
_____
CHAPTER I
ВЫМОРОЧНЫЙ
Yudushka's agony commenced when the resources of loquaciousness, in which he had so freely indulged, began to give out.
Агония Иудушки началась с того, что ресурс празднословия, которым он до сих пор так охотно злоупотреблял, стал видимо сокращаться.
A void had formed around him.
Some had died, others had deserted him.
Все вокруг него опустело: одни перемерли, другие — ушли.
Even Anninka preferred the miserable future of a nomadic actress to the flesh-pots of Golovliovo.
Даже Аннинька, несмотря на жалкую будущность кочующей актрисы, не соблазнилась головлевскими привольями.
Yevpraksia alone remained.
But Yevpraksia's conversational gifts were limited, and, more than that, Yevpraksia was now a changed person.
It was the difference that had occurred in her which convinced Yudushka that his halcyon days were gone forever.
Оставалась одна Евпраксеюшка, но независимо от того, что это был ресурс очень ограниченный, и в ней произошла какая-то порча, которая не замедлила пробиться наружу и раз навсегда убедить Иудушку, что красные дни прошли для него безвозвратно.
Till then Yevpraksia had been so helpless that Porfiry Vladimirych could tyrannize over her without the slightest risk, and her mental development was so backward and her character so flabby that she had not even felt the oppression.
До сих пор Евпраксеюшка была до такой степени беззащитна, что Порфирий Владимирыч мог угнетать ее без малейших опасений.
Благодаря крайней неразвитости ума и врожденной дряблости характера, она даже не чувствовала этого угнетения.
During Yudushka's harangues she would look into his eyes apathetically, and think of something else.
Покуда Иудушка срамословил, она безучастно смотрела ему в глаза и думала совсем о другом.
But now suddenly she grasped something important, and the first consequence of awakened understanding was repugnance, sudden and half-conscious, but vicious and insuperable.
Но теперь она вдруг нечто поняла, и ближайшим результатом пробудившейся способности понимания явилось внезапное, еще не сознанное, но злое и непобедимое отвращение.
Anninka's stay had evidently not been without results for Yevpraksia.
The casual conversations with the young actress had quite upset her.
Очевидно, пребывание в Головлеве погорелковской барышни не прошло бесследно для Евпраксеюшки.
Previously she would never have dreamed of wondering why Porfiry Vladimirych, as soon as he met a man, instantly started to weave around him an oppressive net of words, sinister in their emptiness.
Хотя последняя и не могла дать себе отчета, какого рода боли вызвали в ней случайные разговоры с Аннинькой, но внутренно она почувствовала себя совершенно взбудораженною.
Now she perceived it was not talking that Yudushka did, but tyrannizing, and it would be well worth the while to pull him up short and make him feel the time had come for him, too, to go easy.
Прежде ей никогда не приходило в голову спросить себя, зачем Порфирий Владимирыч, как только встретит живого человека, так тотчас же начинает опутывать его целою сетью словесных обрывков, в которых ни за что уцепиться невозможно, но от которых делается невыносимо тяжело; теперь ей стало ясно, что Иудушка, в строгом смысле, не разговаривает, а «тиранит» и что, следовательно, не лишнее его «осадить», дать почувствовать, что и ему пришла пора «честь знать».
So, from now on, she listened to his endless flow of words and soon realized that the one purpose of Yudushka's talk was to worry, annoy, nag.
И вот она начала вслушиваться в его бесконечные словоизлияния и действительно только одно в них и поняла: что Иудушка пристает, досаждает, зудит.
"The mistress herself said she didn't know why he talked so much," Yevpraksia reasoned.
"No, it's his meanness working in him.
«Вот барышня говорила, будто он и сам не знает, зачем говорит, — рассуждала она сама с собою, — нет, в нем это злость действует!
He knows who is unprotected and at his mercy.
And so he turns and twists them anyway he wants to."
Знает он, который человек против него защиты не имеет, — ну и вертит им, как ему любо!»
скачать в HTML/PDF
share