5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 305 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

How was it that the mass of shame which had come upon her then from all sides had not crushed her?
Как не раздавила ее та масса срама, которая в то время со всех сторон надвинулась на нее?
And what an insignificant worm she must have been to have crept out from underneath that heap of heavy stones piled up on top of her!
И каким ничтожным червем нужно быть, чтобы выползти из-под такой груды разом налетевших камней?
She groaned in agony, and ran about the sitting-room, trying to kill the burning memories.
Вопросы эти заставляли ее стонать.
Она бегала и кружилась по зале, стараясь угомонить взбудораженные воспоминания.
Before her eyes swam familiar images, the Duchess of Herolstein shaking a pelisse, Clairette Angot in her wedding gown with a slit in front up to her waist-line, Fair Helen with slits in front, behind and at the sides.
Nothing but obscenity and nakedness.
That was what her life had consisted of.
А навстречу так и плыли: и герцогиня Герольштейнская, потрясающая гусарским ментиком, и Клеретта Анго, в подвенечном платье, с разрезом впереди до самого пояса, и Прекрасная Елена, с разрезами спереди, сзади и со всех боков… Ничего, кроме бесстыдства и наготы… вот в чем прошла вся жизнь!
Could all that possibly have occurred?
Неужели все это было?
About seven o'clock the house came to life again.
Около семи часов дом начинал вновь пробуждаться.
The sounds of the preparations for tea were heard, and at last came the voice of Porfiry Vladimirych.
Слышались приготовления к предстоящему чаю, а наконец раздавался и голос Порфирия Владимирыча.
Uncle and niece sat down at the tea table and exchanged remarks about the day just ended; but the daily happenings were scanty and so the conversation was brief.
Дядя и племянница садились у чайного стола, разменивались замечаниями о проходящем дне, но так как содержание этого дня было скудное, то и разговор оказывался скудный же.
Having taken tea and kissed Anninka on the forehead, Yudushka crept back into his den, while Anninka went into Yevpraksia's room to play cards.
Напившись чаю и выполнив обряд родственного целования на сон грядущий, Иудушка окончательно заползал в свою нору, а Аннинька отправлялась в комнату к Евпраксеюшке и играла с ней в мельники.
At eleven o'clock the debauchery began.
С 11-ти часов начинался разгул.
Having ascertained that Porfiry Vladimirych was fast asleep, Yevpraksia set the table with various country corned meats and a bottle of vodka.
Предварительно удостоверившись, что Порфирий Владимирыч угомонился, Евпраксеюшка ставила на стол разное деревенское соленье и графин с водкой.
Now came meaningless and obscene songs, strumming on the guitar, and Anninka drinking between the songs and the shameless talk.
Припоминались бессмысленные и бесстыжие песни, раздавались звучи гитары, и в промежутках между песнями и подлым разговором Аннинька выпивала.
At first she drank after Kukishev's manner, coolly, with a
"Lord bless us" to each glass, but then she gradually sank into gloom and began to moan and curse.
Пила она сначала «по-кукишевски», хладнокровно, «господи баслави!», но потом постепенно переходила в мрачный тон, начинала стонать, проклинать…
Yevpraksia looked at her and pitied her:
Евпраксеюшка смотрела на нее и «жалела».
"As I look at you, lady," she said,
"I am so sorry for you, so sorry."
— Посмотрю я на вас, барышня, — говорила она, — и так мне вас жалко! так жалко?
"Drink with me and you won't be sorry," Anninka retorted.
— А вы выпейте вместе — вот и не жалко будет! — возражала Аннинька.
"No, how can I?
— Нет, мне как возможно!
They nearly chased me out of the clergy estate because of your uncle, and now if I become——"
Меня и то уж из-за дяденьки вашего чуть из духовного звания не исключили, а ежели да при этом…
"Well, then it can't be helped.
— Ну, нечего, стало быть, и разговаривать.
скачать в HTML/PDF
share