5#

Господа Головлевы. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Господа Головлевы". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 31 из 317  ←предыдущая следующая→ ...

At the thought of it the people were overwhelmed with a mingled feeling of pity and dread.
И всем делалось в одно и то же время и жалко и жутко.
At last the priest returned and announced that the lady of the manor was ready to receive Stepan Vladimirych.
Наконец поп пришел и сказал, что «маменька готовы принять» Степана Владимирыча.
Ten minutes later he was standing in her presence.
Через десять минут он был уже там.
Arina Petrovna met him severely and solemnly, and measured him icily from head to foot, but allowed herself no useless reproaches.
Арина Петровна встретила его торжественно-строго и смерила с ног до головы ледяным взглядом; но никаких бесполезных упреков не позволила себе.
She received him, not in the living room, but on the porch, and ordered the young master to be taken to his father through another entrance.
И в комнаты не допустила, а так на девичьем крыльце свиделась и рассталась, приказав проводить молодого барина через другое крыльцо к папеньке.
The old man was dozing in his bed, under a white coverlet, in a white nightcap, all white like a corpse.
Старик дремал в постели, покрытый белым одеялом, в белом колпаке, весь белый, словно мертвец.
When he felt the presence of his son he woke up and began to laugh idiotically.
Увидевши его, он проснулся и идиотски захохотал.
"Well, friend, so now you are under the hag's paw," he cried, while his son kissed his hand.
— Что, голубчик! попался к ведьме в лапы! — крикнул он, покуда Степан Владимирыч целовал его руку.
Then he crowed like a cock, burst out laughing again, and repeated several times:
"She'll eat him up!
Потом крикнул петухом, опять захохотал и несколько раз сряду повторил: — съест! съест! съест!
She'll eat him up!"
The phrase found echo in Stepan's soul.
— Съест! — словно эхо, откликнулось и в его душе.
His fears were justified.
Предвидения его оправдались.
He was installed in a separate room in the wing that also housed the counting-room.
Его поместили в особой комнате того флигеля, в котором помещалась и контора.
He was given homespun underwear and an old discarded dressing-gown of his father's, which he put on immediately.
Туда принесли ему белье из домашнего холста и старый папенькин халат, в который он и облачился немедленно.
The doors of the burial vault had opened, let him in, and closed again.
Двери склепа растворились, пропустили его, и — захлопнулись.
***
There now began a long succession of dull, ugly days, which Time's grey, yawning abyss swallowed up, one after the other.
Потянулся ряд вялых, безобразных дней, один за другим утопающих в серой, зияющей бездне времени.
Arina Petrovna never received him, nor was he allowed to see his father.
Арина Петровна не принимала его; к отцу его тоже не допускали.
Three days after his arrival, his mother informed him through Finogey Ipatych, the bailiff, that he would receive board and clothing and also a pound of Faler's tobacco monthly.
Дня через три бурмистр Финогей Ипатыч объявил ему от маменьки «положение», заключавшееся в том, что он будет получать стол и одежу и, сверх того, по фунту Фалера в месяц.
Stepan Vladimirych listened to the bailiff, and merely remarked:
Он выслушал маменькину волю и только заметил:
"The hag!
— Ишь ведь, старая!
She's found out that Zhukov's tobacco costs two rubles, while Faler's is only one ruble ninety kopeks a pound.
So she pockets ten kopeks a month."
Пронюхала, что Жуков два рубля, а Фалер рубль девяносто стоит — и тут десять копеечек ассигнациями в месяц утянула!
Верно, нищему на мой счет подать собиралась!
скачать в HTML/PDF
share