StudyEnglishWords

7#

Двенадцать стульев. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Двенадцать стульев". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 238 из 302  ←предыдущая следующая→ ...

"Shut up, sadness.
Shut up, Pussy.
– Молчи, грусть, молчи, Киса!
Some day we'll have the laugh on the stupid eighth chair in which we found the silly box.
Когда-нибудь мы посмеемся над дурацким восьмым стулом, в котором нашлась глупая дощечка.
Cheer up!
Держитесь.
There are three more chairs aboard; ninety-nine chances out of a hundred."
Тут есть еще три стула – девяносто девять шансов из ста!..
During the night a volcanic pimple erupted on the aggrieved Ippolit Matveyevich's cheek.
За ночь на щеке огорченного до крайности Ипполита Матвеевича выскочил вулканический прыщ.
All his sufferings, all his setbacks, and the whole ordeal of the jewel hunt seemed to be summed up in the pimple, which was tinged with mother-of-pearl, sunset cherry and blue.
Все страдания, все неудачи, вся мука погони за бриллиантами – все это, казалось, ушло в прыщ и отливало теперь перламутром, закатной вишней и синькой.
"Did you do that on purpose? " asked Ostap.
– Это вы нарочно? – спросил Остап.
Ippolit Matveyevich sighed convulsively and went to fetch the paints, his tall figure slightly bent, like a fishing rod.
Ипполит Матвеевич конвульсивно вздохнул и, высокий, чуть согнутый, как удочка, пошел за красками.
The transparent was begun.
Началось изготовление транспаранта.
The concessionaires worked on the upper deck.
Концессионеры трудились на верхней палубе.
And the third day of the voyage commenced.
И начался третий день плаванья.
It commenced with a brief clash between the brass band and the sound effects over a place to rehearse.
Начался он короткой стычкой духового оркестра со звуковым оформлением из-за места для репетиций.
After breakfast, the toughs with the brass tubes and the slender knights with the Esmarch douches both made their way to the stern at the same time.
После завтрака к корме, одновременно с двух сторон, направились здоровяки с медными трубами и худые рыцари эсмарховских кружек.
Galkin managed to get to the bench first.
Первым на кормовую скамью успел усесться Галкин.
A clarinet from the brass band came second.
Вторым прибежал кларнет из духового оркестра.
"The seat's taken," said Galkin sullenly.
– Место занято, – хмуро сказал Галкин.
"Who by?" asked the clarinet ominously.
– Кем занято? – зловеще спросил кларнет.
"Me, Galkin."
– Мною, Галкиным.
"Who else?"
– А еще кем?
"Palkin, Malkin, Chalkin and Zalkind."
– Палкиным, Малкиным, Чалкиным и Залкиндом.
"Haven't you got a Yolkin as well?
– А Елкина у вас нет?
This is our seat."
Это наше место.
Reinforcements were brought up on both sides.
С обеих сторон приблизились подкрепления.
The most powerful machine in the band was the helicon, encircled three times by a brass serpent.
Справа сверкала медь и высились рослые духовики.
The French horn swayed to and fro, looking like a human ear, and the trombones were in a state of readiness for action.
Трижды опоясанный медным змеем-горынычем, стоял геликон – самая мощная машина в оркестре.
Покачивалась, похожая на ухо, валторна.
Тромбоны стояли в полной боевой готовности.
The sun was reflected a thousand times in their armour.
Солнце тысячу раз отразилось в боевых доспехах.
Beside them the sound effects looked dark and small.
Темно и мелко выглядело звуковое оформление.
Here and there a bottle glinted, the enema douches glimmered faintly, and the saxophone, that outrageous take-off of a musical instrument, was pitiful to see.
Там мигало бутылочное стекло, бледно светились клистирные кружки, и саксофон – возмутительная пародия на духовой инструмент, семенная вытяжка из настоящей духовой трубы – был жалок и походил на носогрейку.
"The enema battalion," said the bullying clarinet, "lays claim to this seat."
– Клистирный батальон, – сказал задира-кларнет, – претендует на место.
– Сифончатые молодые люди, – презрительно заметил первый бас.
"You," said Zalkind, trying to find the most cutting expression he could, "you are the conservatives of music!"
– Вы, – сказал Залкинд, стараясь подыскать наиболее обидное выражение, – вы, консерваторы от музыки!..
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 4 из 5 1