4#

Затерянный мир. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Затерянный мир". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2638 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 182 из 212  ←предыдущая следующая→ ...

The other bounded round in an eccentric circle with shrill, wailing cries, and then lying down writhed in agony for some minutes before it also stiffened and lay still.
Второй пронзительно взвыл, сделал несколько нелепых прыжков, потом в корчах повалился рядом с первым и вскоре тоже затих.
With yells of triumph the Indians came flocking down from their caves and danced a frenzied dance of victory round the dead bodies, in mad joy that two more of the most dangerous of all their enemies had been slain.
Тогда индейцы толпой высыпали из пещер и с ликующими криками закружились вокруг трупов, торжествуя победу над двумя опаснейшими врагами.
That night they cut up and removed the bodies, not to eat—for the poison was still active—but lest they should breed a pestilence.
Есть это мясо было нельзя, так как яд продолжал действовать, и индейцы в ту же ночь разрезали обе туши на куски и отнесли их в лес, чтобы не заражать здесь воздух.
The great reptilian hearts, however, each as large as a cushion, still lay there, beating slowly and steadily, with a gentle rise and fall, in horrible independent life.
It was only upon the third day that the ganglia ran down and the dreadful things were still.
Около пещер остались только два огромных сердца, каждое величиной с подушку; они жили самостоятельной жизнью, медленно и ритмично сокращаясь и расширяясь, и эта омерзительная пульсация продолжалась день, другой и затихла только на третьи сутки.
Some day, when I have a better desk than a meat-tin and more helpful tools than a worn stub of pencil and a last, tattered note-book, I will write some fuller account of the Accala Indians—of our life amongst them, and of the glimpses which we had of the strange conditions of wondrous Maple White Land.
Когда-нибудь, когда у меня будет настоящий стол, а не заменяющая его консервная банка, и лучшие письменные принадлежности, чем огрызок карандаша и один-единственный истрепанный блокнот, я подробно опишу индейцев племени аккала, опишу нашу жизнь среди них и волшебную Страну Мепл-Уайта, мало-помалу открывавшую перед нами свои чудеса.
Memory, at least, will never fail me, for so long as the breath of life is in me, every hour and every action of that period will stand out as hard and clear as do the first strange happenings of our childhood.
No new impressions could efface those which are so deeply cut.
Память не изменит мне; наряду с первыми впечатлениями детства в ней до конца дней моих сохранится каждая минута, каждый час, проведенные нами на плато, и ничто другое не вытеснит этих воспоминаний.
When the time comes I will describe that wondrous moonlit night upon the great lake when a young ichthyosaurus—a strange creature, half seal, half fish, to look at, with bone-covered eyes on each side of his snout, and a third eye fixed upon the top of his head—was entangled in an Indian net, and nearly upset our canoe before we towed it ashore; the same night that a green water-snake shot out from the rushes and carried off in its coils the steersman of Challenger's canoe.
Придет время, и я опишу ту чудесную лунную ночь на центральном озере, когда индейцы выловили сетью чуть не перевернувшего наш челн молодого ихтиозавра - существо, похожее не то на тюленя, не то на рыбу с тремя глазами, причем третий глаз сидел у него на темени, а другие два были защищены костяными пластинками.
В ту же ночь зеленая водяная змея стрелой метнулась к нам из тростниковых зарослей, оплела своими кольцами рулевого в лодке Челленджера и скрылась с ним под водой.
I will tell, too, of the great nocturnal white thing—to this day we do not know whether it was beast or reptile—which lived in a vile swamp to the east of the lake, and flitted about with a faint phosphorescent glimmer in the darkness.
Я не забуду рассказать и о том диковинном белом существе - мы и по сей день не знаем, что это было: пресмыкающееся или зверь, - которое обитало в гнилом болоте восточнее центрального озера и по ночам сновало среди кустов, излучая слабый фосфорический блеск.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1