StudyEnglishWords

7#

Золотой теленок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Золотой теленок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 115 из 337  ←предыдущая следующая→ ...

“Looks like I’m a bachelor now.
"Сейчас я, кажется, холост.
Just recently, the Stargorod city court informed me that my marriage to Citizen Gritsatsueva was dissolved at her request, and that I was to assume my premarital name, O.
Еще недавно старгородский загс прислал мне извещение о том, что брак мой с гражданкой Грицацуевой расторгнут по заявлению с ее стороны и что мне присваивается добрачная фамилия О.
Bender.
Бендер.
Well, I’m going to have to lead a premarital life.
Что ж, придется вести добрачную жизнь.
I’m a bachelor and I’m respectable, so the room is definitely mine.”
Я холост, одинок и интеллигентен.
Комната безусловно остается за мной".
And so the grand strategist pulled on his cool white pants and headed to the address listed in the paper.
И, натянув прохладные белые брюки, великий комбинатор отправился по указанному в объявлении адресу.
CHAPTER 13
BASILIUS LOKHANKIN AND
HIS ROLE IN THE
RUSSIAN REVOLUTION
ГЛАВА XIII. ВАСИСУАЛИЙ ЛОХАНКИН И ЕГО РОЛЬ В РУССКОЙ РЕВОЛЮЦИИ
At precisely 4:40 P.M., Basilius Lokhankin went on a hunger strike.
Ровно в шестнадцать часов сорок минут Васисуалий Лоханкин объявил голодовку.
He was lying on an oilcloth-covered couch, his back to the world, his face to the curved back of the couch.
Он лежал на клеенчатом диване, отвернувшись от всего мира, лицом к выпуклой диванной спинке.
He wore suspenders and green socks—known as karpetki in Chernomorsk.
Лежал он в подтяжках и зеленых носках, которые в Черноморске называют также карпетками.
Having spent about twenty minutes of his hunger strike in this position, Lokhankin moaned, rolled over, and looked at his wife.
Поголодав минут двадцать в таком положении, Лоханкин застонал, перевернулся на другой бок и посмотрел на жену.
The green karpetki traced a small arc in the air.
При этом зеленые карпетки описали в воздухе небольшую дугу.
Meanwhile, his wife was throwing her stuff into a colorful travel bag: decorative perfume bottles, a rubber massage bolster, two dresses with tails and an old one without, a tall felt hat decorated with a glass crescent, copper cartridges of lipstick, and a pair of stretch pants.
Жена бросала в крашеный дорожный мешок свое добро: фигурные флаконы, резиновый валик для массажа, два платья с хвостами и одно старое без хвоста, фетровый кивер со стеклянным полумесяцем, медные патроны с губной помадой и трикотажные рейтузы.
“Barbara!” called out Lokhankin in a nasal voice.
-- -- Варвара! - сказал Лоханкин в нос.
She remained silent, breathing heavily.
Жена молчала, громко дыша.
“Barbara!” he repeated.
“Are you really leaving me for Ptiburdukov?”
-- Варвара! - повторил он. -- Неужели ты в самом деле уходишь от меня к Птибурдукову?
“Yes,” she answered.
“I’m leaving.
-- Да, -- ответила жена. -- Я ухожу.
That’s how it should be.”
Так надо.
“But why, why?” asked Lokhankin with bovine passion.
-- Но почему же, почему? -- сказал Лоханкин с коровьей страстностью.
His nostrils, already large, flared in despair.
Его и без того крупные ноздри горестно раздулись.
His pharaonic beard quivered.
Задрожала фараонская бородка.
“Because I love him.”
-- Потому что я его люблю.
“But what about me?”
-- А я как же?
“Basilius!
-- Васисуалий!
I already made it known to you yesterday that I don’t love you anymore.”
Я еще вчера поставила тебя в известность.
“But I do!
Я тебя больше не люблю.
I love you, Barbara!”
-- Ноя1 Я же тебя люблю, Варвара!
“That’s your problem, Basilius.
-- Это твое частное дело, Васисуалий.
I’m leaving you for Ptiburdukov.
Я ухожу к Птибурдукову.
That’s how it should be.”
Так надо.
“No!” exclaimed Lokhankin.
“That’s not how it should be!
-- Нет! -- воскликнул Лоханкин. -- Так не надо!
A person cannot leave if the other person loves her!”
Не может один человек уйти, если другой его любит!
“Yes, she can,” said Barbara testily, looking at herself in a pocket mirror.
“Stop acting silly, Basilius.”
-- Может, - раздраженно сказала Варвара, глядясь в карманное зеркальце. -- И вообще перестань дурить, Васисуалий.
скачать в HTML/PDF
share