7#

Золотой теленок. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Золотой теленок". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 663 книги и 1938 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 41 из 337  ←предыдущая следующая→ ...

At work, Alexander Ivanovich carried himself like an army volunteer: he didn’t talk too much, he followed instructions, and he was diligent, deferential, and a bit slow.
На службе Александр Иванович вел себя как сверхсрочный солдат: не рассуждал, был исполнителен, трудолюбив, искателен и туповат.
“He’s too timid,” the head of Finance and Accounting said, “too servile, if you will, too dedicated.
-- Робкий он какой-то, - говорил о нем начальник финсчета, -- какой-то уж слишком приниженный, преданный какой-то чересчур.
The moment a new bond campaign is announced, he’s right there, with his one-month salary pledge.
Только объявят подписку на заем, как он уже лезет со своим месячным окладом.
The first to sign up.
And his salary is a measly forty-six rubles a month.
Первым подписывается-- А весь оклад-то -- сорок шесть рублей.
I would love to know how he manages to live on that . . .”
Хотел бы я знать, как он существует на эти деньги...
Alexander Ivanovich had one peculiar talent: he could instantly divide and multiply three- and four-digit numbers in his head.
Была у Александра Ивановича удивительная особенность.
Он мгновенно умножал и делил в уме большие трехзначные и четырехзначные числа.
Despite this talent, they still thought Koreiko was somewhat slow.
Но это не освободило Корейко от репутации туповатого парня.
“Listen, Alexander Ivanovich,” an office mate would ask, “how much is 836 times 423?”
-- Слушайте, Александр Иванович, - спрашивал сосед, -сколько будет восемьсот тридцать шесть на четыреста двадцать три?
“Three hundred and fifty-three thousand six hundred and twenty-eight,” Koreiko would answer after a moment’s hesitation.
-- Триста пятьдесят три тысячи шестьсот двадцать восемь, -- отвечал Корейко, помедлив самую малость.
The co-worker wouldn’t even bother to check the result because he knew that the slow Koreiko never made a mistake.
И сосед не проверял результата умножения, ибо знал, что туповатый Корейко никогда не ошибается.
“Someone else would have made a career out of this,” Sakharkov, Dreyfus, Tezoimenitsky, Musicant, Chevazhevskaya, Borisokhlebsky, Lapidus Jr., the old fool Kukushkind, and even Berlaga, the one who escaped to the nuthouse, often repeated.
“But this one is a loser.
-- Другой бы на его месте карьеру сделал, - говорили и Сахарков, и Дрейфус, и Тезоименицкий, и Музыкант, и Чеважевская, и Борисохлебский, и Лапидус-младший, и старый дурак Кукушкинд, и даже бежавший в сумасшедший дом бухгалтер Берлага, -- а этот-- шляпа!
He’ll spend his whole life making forty-six rubles a month.”
Всю жизнь будет сидеть на своих сорока шести рублях.
Of course, his co-workers, or the head of Finance and Accounting, Comrade Arnikov himself, or even Impala Mikhailovna, the personal secretary to the director of the entire Hercules, Comrade Polykhaev—all of them would have been shocked had they found out what exactly Alexander Ivanovich Koreiko, the quietest of the clerks, had been up to just one hour earlier.
For whatever reason, he dragged a particular suitcase from one train station to another.
The suitcase contained not Odessa Centennial pants, nor a boiled chicken, and certainly not The Goals of the Young Communist League in the Countryside, but ten million rubles in Soviet and foreign currency.
И, конечно, сослуживцы Александра Ивановича, да и сам начальник финсчета товарищ Арников, и не только он, но даже Серна Михайловна, личная секретарша начальника всего
"Геркулеса" товарища Полыхаева, - ну, словом, все были бы чрезвычайно удивлены, если б узнали, что Александр Иванович Корейко, смиреннейший из конторщиков, еще только час назад перетаскивал зачем-то с одного вокзала на другой чемодан, в котором лежали не брюки
"Столетье Одессы", не бледная курица и не какие-нибудь
"Задачи комсомола в деревне", а десять миллионов рублей в иностранной валюте и советских денежных знаках.
скачать в HTML/PDF
share