5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2171 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 205 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

Now think hard and then lose it.
А теперь напоследок подумай хорошенько и забудь все, что тебе померещилось.
Some accident of eye shape and eye color, it is.
Просто что-то необычное в разрезе или в цвете глаз.
But no, that’s not it.
И все же нет, дело не в этом.
Ее взгляд — вот причина.
It’s a look and has no reference to shape or color.
Тебя встревожил ее взгляд, а разрез и цвет глаз тут ни при чем.
Well, why is a look evil then?
Хорошо, но что же в этом взгляде зловещего?
Maybe such a look may have been sometime on a holy face.
Разве не может порой такой же взгляд озарить лицо ангела?
Now, stop this romancing and never let it trouble again—ever.
Все, хватит фантазировать, и никогда, никогда больше не смей бередить себя этими глупостями, слышишь?
He shivered.
Он поежился.
I’ll have to set up a goose fence around my grave, he thought.
Надо будет смастерить силки для мурашек, подумал он.
And Samuel Hamilton resolved to help greatly with the Salinas Valley Eden, to make a secret guilt-payment for his ugly thoughts.
И дабы искупить свою тайную вину за черные мысли, Самюэл Гамильтон дал себе слово, что всеми силами поможет создать в Салинас-Валли новый Эдем.
2
2
Liza Hamilton, her apple cheeks flaming red, moved like a caged leopard in front of the stove when Samuel came into the kitchen in the morning.
Когда Самюэл вошел утром в кухню, Лиза расхаживала перед плитой, как загнанный в клетку леопард, и ее щечки-яблочки горели сердитым румянцем.
The oakwood fire roared up past an open damper to heat the oven for the bread, which lay white and rising in the pans.
Вьюшка была выдвинута, над дубовыми дровами гудел огонь, прогревая духовку, подготовленную для выпечки хлеба, который белой массой подходил на противнях, стоявших рядом.
Liza had been up before dawn.
Лиза поднялась до зари.
She always was.
Она всегда вставала так рано.
It was just as sinful to her to lie abed after light as it was to be abroad after dark.
По ее понятиям, лежать в постели, когда рассвело, было так же грешно, как разгуливать вечером, когда солнце уже село.
There was no possible virtue in either.
Only one person in the world could with impunity and without crime lie between her crisp ironed sheets after dawn, after sunup, even to the far reaches of midmorning, and that was her youngest and last born, Joe.
Лишь одному человеку на свете Лиза позволяла безнаказанно просыпать и зарю и восход — своему младшенькому, своему последышу Джо, который, не боясь прослыть преступником, нежился на хрустящих отглаженных простынях до позднего утра.
Only Tom and Joe lived on the ranch now.
Из молодых Гамильтонов на ранчо сейчас жили только Том и Джо.
And Tom, big and red, already cultivating a fine flowing mustache, sat at the kitchen table with his sleeves rolled down as he had been mannered.
Том, большой, рыжий, уже успевший отрастить красивые пышные усы, сидел за кухонным столом, и рукава его рубашки, как того требовало хорошее воспитание, были не закатаны, а спущены.
Liza poured thick batter from a pitcher onto a soapstone griddle.
Лиза лила из ковшика тесто на сковородку.
The hot cakes rose like little hassocks, and small volcanos formed and erupted on them until they were ready to be turned.
Оладьи вздувались подушечками, на тесте вспучивались и извергались крошечные вулканы, потам Лиза их переворачивала.
A cheerful brown, they were, with tracings of darker brown.
Оладьи были аппетитного медового цвета с коричневыми разводами.
And the kitchen was full of the good sweet smell of them.
Их вкусный сладкий запах наполнял кухню.
Samuel came in from the yard where he had been washing himself.
His face and beard gleamed with water, and he turned down the sleeves of his blue shirt as he entered the kitchen.
Самюэл вошел со двора.
Он только что умылся, на лице и бороде у него поблескивала вода; переступив порог кухни, он тотчас опустил вниз закатанные рукава синей рубашки.
скачать в HTML/PDF
share