5#

К востоку от Эдема. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "К востоку от Эдема". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

страница 324 из 672  ←предыдущая следующая→ ...

They drank their whisky and talked softly of the new thought.
Они пили из баночек, тихо обсуждая свое открытие.
His shoulders—did you see how they slump?
— Вы заметили, как он сгорбился?
And there’s no spring in his step.
И походка стала тяжелая.
His toes drag a little, but it’s not that—it’s in his eyes.
— Пришаркивает на ходу подошвами, но не это главное, — главное, глаза померкли.
His eyes are old.
Стали стариковскими.
He never would go to bed until last.
— Он никогда прежде не уходил до конца застолья.
Did you notice he forgot what he was saying right in the middle of a story?
— А заметили, как среди рассказа он забыл, на чем остановился?
It’s his skin told me.
— Я увидел его кожу и сразу понял.
It’s gone wrinkled, and the backs of his hands have turned transparent.
Морщинками пошла и как бы прозрачной стала на тыльной стороне руки.
He favors his right leg.
— Правой ногой ступать стал осторожно.
Yes, but that’s the one the horse broke.
— Но ему же эту ногу лошадь копытом сломала.
I know, but he never favored it before.
— Знаю, но раньше он ступал нормально.
They said these things in outrage.
Все это говорилось взволнованно и возмущенно.
This can’t happen, they were saying.
Нет, не может того быть.
Father can’t be an old man.
Не может отец состариться.
Samuel is young as the dawn—the perpetual dawn.
He might get old as midday maybe, but sweet God! the evening cannot come, and the night—?
Самюэл молод, как утренняя заря — как вечный, нескончаемый рассвет, И уж, во всяком случае, не старей полдня.
О Боже милостивый, неужто может настать вечер, ночь?..
Sweet God, no!
Нет, о Господи, нет!
It was natural that their minds leaped on and recoiled, and they would not speak of that, but their minds said, There can’t be any world without Samuel.
Толкнувшись мыслями о смерть и, естественно, отпрянув, они умолкли, но в мозгу билось:
«Без Самюэла мир существовать не может».
How could we think about anything without knowing what he thought about it?
«Как можно подумать о чем-то — и не знать, что отец об этом думает?»
What would the spring be like, or Christmas, or rain?
«Какая без него весна, дождь, Рождество?
There couldn’t be a Christmas.
Без него не может быть Рождества».
Their minds shrank away from such thinking and they looked for a victim—someone to hurt because they were hurt.
Устрашенные грядущим, они стали искать, на ком выместить свою боль.
They turned on Tom.
И накинулись на Тома.
You were here.
— Ты же был тут.
You’ve been here all along!
Ты все время с ним.
How did this happen?
— Как это случилось?
When did it happen?
Когда оно случилось?
Who did this to him?
— Кто его до этого довел?
Have you by any chance done this with your craziness?
— А не ты ли со своим сумасбродством?
And Tom could stand it because he had been with it.
И Том стал отвечать, ибо давно уже горевал, видя все. 
“It was Una,” he said hoarsely.
— Это из-за Уны, — сказал он хрипло. 
“He couldn’t get over Una.
— Он не снес ее смерти.
He told me how a man, a real man, had no right to let sorrow destroy him.
Он все толковал мне, что мужчина, настоящий мужчина, не имеет права поддаваться губящему горю.
He told me again and again how I must believe that time would take care of it.
Повторял и повторял мне:
«Верь, время излечит рану».
He said it so often that I knew he was losing.”
Так часто повторял, что я понял: не излечится отец.
“Why didn’t you tell us?
— Почему же ты нам не сообщил?
скачать в HTML/PDF
share