6#

Мастер и Маргарита. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Мастер и Маргарита". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 402 из 407  ←предыдущая следующая→ ...

The latter to such a degree that last year, seeing a black-framed announcement in the newspaper that Sawa Potapovich had suffered a stroke in the full bloom of his career, Nikanor Ivanovich turned so purple that he almost followed after Sawa Potapovich, and bellowed: `Serves him right!'
Того – до такой степени, что в прошлом году, увидев в газете окаймленное черным объявление в том, что Савву Потаповича в самый расцвет его карьеры хватил удар, – Никанор Иванович побагровел до того, что сам чуть не отправился вслед за Саввой Потаповичем, и взревел:
«Так ему и надо!»
Moreover, that same evening Nikanor Ivanovich, in whom the death of the popular actor had evoked a great many painful memories, alone, in the sole company of the full moon shining on Sadovaya, got terribly drunk.
Более того, в тот же вечер Никанор Иванович, на которого смерть популярного артиста навеяла массу тягостных воспоминаний, один, в компании только с полной луной, освещающей Садовую, напился до ужаса.
And with each drink, the cursed line of hateful figures got longer, and in this line were Dunchil, Sergei Gerardovich, and the beautiful Ida Herculanovna, and that red-haired owner of fighting geese, and the candid Kanavkin, Nikolai.
И с каждой рюмкой удлинялась перед ним проклятая цепь ненавистных фигур, и были в этой цепи и Дунчиль Сергей Герардович, и красотка Ида Геркуларовна, и тот рыжий владелец бойцовых гусей, и откровенный Канавкин Николай.
Well, and what on earth happened to them?
Ну, а с теми то что же случилось?
Good heavens!
Помилуйте!
Precisely nothing happened to them, or could happen, since they never actually existed, as that affable artiste, the master of ceremonies, never existed, nor the theatre itself, nor that old pinchfist of an aunt Porokhovnikova, who kept currency rotting in the cellar, and there certainly were no golden trumpets or impudent cooks.
Ровно ничего с ними не случилось, да и случиться не может, ибо никогда в действительности не было их, как не было и симпатичного артиста конферансье, и самого театра, и старой сквалыги пороховниковой тетки, гноящей валюту в погребе, и уж, конечно, золотых труб не было и наглых поваров.
All this Nikanor Ivanovich merely dreamed under the influence of the nasty Koroviev.
Все это только снилось Никанору Ивановичу под влиянием поганца Коровьева.
The only living person to fly into this dream was precisely Sawa Potapovich, the actor, and he got mixed up in it only because he was ingrained in Nikanor Ivanovich's memory owing to his frequent performances on the radio.
Единственный живой, влетевший в этот сон, именно и был Савва Потапович – артист, и ввязался он в это только потому, что врезался в память Никанору Ивановичу благодаря своим частым выступлениям по радио.
He existed, but the rest did not.
Он был, а остальных не было.
So, maybe Aloisy Mogarych did not exist either?
Так, может быть, не было и Алоизия Могарыча?
Oh, no!
О, нет!
He not only existed, but he exists even now and precisely in the post given up by Rimsky, that is, the post of findirector of the Variety.
Этот не только был, но и сейчас существует, и именно в той должности, от которой отказался Римский, то есть в должности финдиректора Варьете.
Coming to his senses about twenty-four hours after his visit to Woland, on a train somewhere near Vyatka, Aloisy realized that, having for some reason left Moscow in a darkened state of mind, he had forgotten to put on his trousers, but instead had stolen, with an unknown purpose, the completely useless household register of the builder.
Опомнившись, примерно через сутки после визита к Воланду, в поезде, где то под Вяткой, Алоизий убедился в том, что, уехав в помрачении ума зачем то из Москвы, он забыл надеть брюки, но зато непонятно для чего украл совсем ненужную ему домовую книгу застройщика.
Paying a colossal sum of money to the conductor, Aloisy acquired from him an old and greasy pair of pants, and in Vyatka he turned back.
Уплатив колоссальные деньги проводнику, Алоизий приобрел у него старую и засаленную пару штанов и из Вятки повернул обратно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1