6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 143 для этой книги)

страница 1 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

THE JACKET (THE STAR-ROVER)
Джек Лондон.
Межзвездный скиталец
CHAPTER I
ГЛАВА I
All my life I have had an awareness of other times and places.
С раннего детства во мне жило сознание бытия иных мест и времен.
I have been aware of other persons in me.—Oh, and trust me, so have you, my reader that is to be.
Я чувствовал присутствие в себе иного "я".
И верьте мне, мой грядущий читатель, это бывало и с вами!
Read back into your childhood, and this sense of awareness I speak of will be remembered as an experience of your childhood.
Оглянитесь на свое детство -- и ощущение инобытия, о котором я говорю, вспомнится вам как опыт вашего детства.
You were then not fixed, not crystallized.
You were plastic, a soul in flux, a consciousness and an identity in the process of forming—ay, of forming and forgetting.
Вы тогда еще не определились, не выкристаллизовались, вы были пластичны, вы были -- душа в движении, сознание и тождество в процессе формирования, -- да, формирования и... забывания.
You have forgotten much, my reader, and yet, as you read these lines, you remember dimly the hazy vistas of other times and places into which your child eyes peered.
Вы многое забыли, читатель; но все же, читая эти строки, вы смутно припомните туманные перспективы иных времен и мест, в которые заглядывал ваш детский глаз.
They seem dreams to you to-day.
Теперь они вам кажутся грезами, снами.
Yet, if they were dreams, dreamed then, whence the substance of them?
Но если это были сны, привидевшиеся вам в ту пору, -- откуда, в таком случае, их вещественность?
Our dreams are grotesquely compounded of the things we know.
Наши грезы уродливо складываются из вещей, знакомых нам.
The stuff of our sheerest dreams is the stuff of our experience.
Материал самых бесспорных наших снов -- это материал нашего опыта.
As a child, a wee child, you dreamed you fell great heights; you dreamed you flew through the air as things of the air fly; you were vexed by crawling spiders and many-legged creatures of the slime; you heard other voices, saw other faces nightmarishly familiar, and gazed upon sunrises and sunsets other than you know now, looking back, you ever looked upon.
Ребенком, совсем крохотным ребенком, вы в грезах падали с громадных высот; вам снилось, что вы летаете по воздуху, вас пугали ползающие пауки и слизистые многоножки, вы слышали иные голоса, видели иные лица, ныне кошмарно знакомые вам, и любовались восходами и закатами солнц иных, чем известные вам ныне.
Very well.
These child glimpses are of other-worldness, of other-lifeness, of things that you had never seen in this particular world of your particular life.
Так вот, эти детские грезы принадлежат иному миру, иной жизни, относятся к вещам, которых вы никогда не видели в нынешнем вашем мире и в нынешней вашей жизни.
Then whence?
Но где же?
Other lives?
В другой жизни?
Other worlds?
В других мирах?
Perhaps, when you have read all that I shall write, you will have received answers to the perplexities I have propounded to you, and that you yourself, ere you came to read me, propounded to yourself.
* * * * *
Когда вы прочтете все, что я здесь описываю, вы, может быть, получите ответ на недоуменные вопросы, которые я перед вами поставил и которые вы сами ставили себе еще до того, как читали эту книгу.
Wordsworth knew.
Вордсворт знал эту тайну.
He was neither seer nor prophet, but just ordinary man like you or any man.
Он был не ясновидящий, не пророк, а самый обыкновенный человек, как вы, как всякий другой.
What he knew, you know, any man knows.
То, что знал он, знаете вы, знает всякий.
But he most aptly stated it in his passage that begins
Но он необычайно талантливо выразил это в своей фразе, начинающейся словами:
“Not in utter nakedness, not in entire forgetfulness. . .”
"Не в полной наготе, не в полноте забвенья..."
Ah, truly, shades of the prison-house close about us, the new-born things, and all too soon do we forget.
Поистине тени тюрьмы окружают нас, новорожденных, и слишком скоро мы забываем!
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...