StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

“Very well,” said Captain Jamie, getting himself in hand.
-- Ну ладно, -- проговорил капитан Джэми, -- веди меня сейчас к этому месту!
“Lead me to it at once.”
Но, конечно, вести было некуда.
But there was no plant of high explosives to lead him to.
Никаких взрывчатых веществ в тюрьме не имелось.
The thing did not exist, had never existed save in the imagination of the wretched Winwood.
Они существовали только в воображении негодяя Винвуда.
In a large prison like San Quentin there are always hiding-places for things.
В большой тюрьме, как Сан-Квэнтинская, всегда найдется местечко, куда можно спрятать вещи.
And as Cecil Winwood led Captain Jamie he must have done some rapid thinking.
Ведя за собой капитана Джэми, Сесиль Винвуд поневоле должен был быстро соображать.
As Captain Jamie testified before the Board of Directors, and as Winwood also so testified, on the way to the hiding-place Winwood said that he and I had planted the powder together.
Как свидетельствовал перед комитетом директоров капитан Джэми (а также и Винвуд), на пути к тайнику Винвуд рассказал, что я вместе с ним зарывал динамит.
And I, just released from five days in the dungeons and eighty hours in the jacket; I, whom even the stupid guards could see was too weak to work in the loom-room; I, who had been given the day off to recuperate—from too terrible punishment—I was named as the one who had helped hide the non-existent thirty-five pounds of high explosive!
И я, только что пробывший пять дней в карцере и восемьдесят часов в смирительной рубашке, -- я, полное бессилие которого было известно даже тупым сторожам, -- я, которому дали день на отдых от нечеловечески страшного наказания, -- я был назван соучастником в сокрытии несуществующих тридцати пяти фунтов сильновзрывчатого вещества.
Winwood led Captain Jamie to the alleged hiding-place.
Винвуд повел капитана Джэми к мнимому тайнику.
Of course they found no dynamite in it.
Разумеется, они не нашли никакого динамита.
“My God!”
Winwood lied.
“Standing has given me the cross.
-- Боже мой! -- продолжал лгать Винвуд. -- Стэндинг надул меня.
He’s lifted the plant and stowed it somewhere else.”
Он откопал динамит и спрятал его в другом месте.
The Captain of the Yard said more emphatic things than
“My God!”
Начальник двора употребил более выразительные слова, чем "боже мой".
Also, on the spur of the moment but cold-bloodedly, he took Winwood into his own private office, looked the doors, and beat him up frightfully—all of which came out before the Board of Directors.
But that was afterward.
В ту же секунду, не теряя хладнокровия, он повел Винвуда в свой частный кабинет, запер дверь и страшно избил его -- как это впоследствии выяснилось перед комитетом директоров.
In the meantime, even while he took his beating, Winwood swore by the truth of what he had told.
Получив трепку, Винвуд, однако, продолжал клясться, что он сказал правду.
What was Captain Jamie to do?
Что оставалось делать капитану Джэми?
He was convinced that thirty-five pounds of dynamite were loose in the prison and that forty desperate lifers were ready for a break.
Он убежден был, что тридцать пять фунтов динамита спрятаны в тюрьме и что сорок отчаянных вечников приготовились совершить побег.
Oh, he had Summerface in on the carpet, and, although Summerface insisted the package contained tobacco, Winwood swore it was dynamite and was believed.
Он вызвал на очную ставку Сэммерфорса; Сэммерфорс твердил, что в пакете был табак, но Винвуд клялся, что это был динамит, и ему вполне поверили.
At this stage I enter or, rather, I depart, for they took me away out of the sunshine and the light of day to the dungeons, and in the dungeons and in the solitary cells, out of the sunshine and the light of day, I rotted for five years.
В этой стадии дела я и вступил в него или, вернее, выступил, так как меня лишили солнечных лучей и дневного света и снова отвели в карцер, в одиночное заключение, где я в темноте гнил целых пять лет.
скачать в HTML/PDF
share