StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 176 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

But Chong Mong-ju found me out.
Но Чонг-Монг-Джу разыскал меня.
I was a dyer’s helper in Pyonhan, a gold-miner in the placers of Kang-wun, a rope-maker and twine-twister in Chiksan.
Я был помощником красильщика в Пионхане, золотоискателем на россыпях Канг-Вуна, канатным мастером в Чиксане.
I plaited straw hats in Padok, gathered grass in Whang-hai, and in Masenpo sold myself to a rice farmer to toil bent double in the flooded paddies for less than a coolie’s pay.
Я плел соломенные шляпы в Подоке, собирал сено в Хвансай, а в Мазенно продался на рисовую плантацию и трудился, согнувшись в три погибели, на сырых полях, получая плату меньше последнего кули.
But there was never a time or place that the long arm of Chong Mong-ju did not reach out and punish and thrust me upon the beggar’s way.
И не было такого места или времени, чтобы длинная рука ЧонгМонг-Джу не достала меня, не покарала и не швырнула нищим на дорогу!
The Lady Om and I searched two seasons and found a single root of the wild mountain ginseng, which is esteemed so rare and precious a thing by the doctors that the Lady Om and I could have lived a year in comfort from the sale of our one root.
Мы с княжной Ом после двухлетних поисков нашли однажды один-единственный корешок дикого горького женьшеня -- местные врачи так высоко ценят этот корень, что на выручку от одного этого корня мы с княжной Ом могли бы безбедно жить целый год.
But in the selling of it I was apprehended, the root confiscated, and I was better beaten and longer planked than ordinarily.
И когда я стал продавать его, меня схватили, отняли корень, а потом избили и держали в колодках дольше обыкновенного.
Everywhere the wandering members of the great Peddlers’ Guild carried word of me, of my comings and goings and doings, to Chong Mong-ju at Keijo.
Везде и повсюду бродячие члены многолюдного цеха разносчиков доносили обо мне, о всех моих делах и замыслах Чонг-Монг-Джу в Кейджо.
Only twice, in all the days after my downfall, did I meet Chong Mong-ju face to face.
Со времени моего падения я только дважды встретился с Чонг-Монг-Джу лицом к лицу.
The first time was a wild winter night of storm in the high mountains of Kang-wun.
В первый раз это было во вьюжную зиму, ночью, на высоких горах Канг-Вуна.
A few hoarded coppers had bought for the Lady Om and me sleeping space in the dirtiest and coldest corner of the one large room of the inn.
За несколько медяков я купил себе и княжне Ом ночлег в самом грязном и холодном углу единственной комнаты гостиницы.
We were just about to begin on our meagre supper of horse-beans and wild garlic cooked into a stew with a scrap of bullock that must have died of old age, when there was a tinkling of bronze pony bells and the stamp of hoofs without.
Мы только собрались было приступить к нашему скудному ужину из конских бобов и дикого чесноку, сваренного вместе с мясом быка, наверное, издыхавшего от старости, когда снаружи послышался звон бронзовых колокольчиков и топот копыт.
The doors opened, and entered Chong Mong-ju, the personification of well-being, prosperity and power, shaking the snow from his priceless Mongolian furs.
Дверь отворилась, и вошел Чонг-Монг-Джу, олицетворение благополучия и власти; он стал стряхивать снег со своих бесценных монгольских мехов.
Place was made for him and his dozen retainers, and there was room for all without crowding, when his eyes chanced to light on the Lady Om and me.
Тотчас же очистили место для него и дюжины его спутников -- места было достаточно; но тут его взор упал на княжну Ом и меня.
скачать в HTML/PDF
share