StudyEnglishWords

6#

Межзвездный скиталец. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Межзвездный скиталец". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 70 из 291  ←предыдущая следующая→ ...

And I knew the immediate cause of that summons.
И я понял ближайшую причину этого.
It was a rap of the knuckle by Ed Morrell, in Cell Five, beginning the spelling of some message.
Это был стук Эда Морреля из камеры No 5; он выстукивал мне какую-то весть.
And now, to give some comprehension of the extension of time and space that I was experiencing.
А теперь я хочу дать вам некоторое понятие о пределах расширения времени и пространства в моем сознании.
Many days afterwards I asked Morrell what he had tried to convey to me.
Через много дней после этого случая я спросил както Морреля, что он хотел простучать мне.
It was a simple message, namely:
Оказалось -- вот что:
“Standing, are you there?”
-- Стэндинг, ты здесь?
He had tapped it rapidly, while the guard was at the far end of the corridor into which the solitary cells opened.
Он быстро простучал это, пока сторожа находились на другом конце коридора, в который выходили одиночные камеры.
As I say, he had tapped the message very rapidly.
Как я уже сказал, простучал он эту фразу очень быстро.
And now behold!
Between the first tap and the second I was off and away among the stars, clad in fleecy garments, touching each star as I passed in my pursuit of the formulæ that would explain the last mystery of life.
And, as before, I pursued the quest for centuries.
И вот посудите: между первым и вторым ударом я улетел и очутился среди звезд, трогая каждую звезду, в погоне за формулой, объясняющей конечную тайну жизни, и, как уже говорил прежде, я продолжал эти искания в течение столетий.
Then came the summons, the stamp of the hoof of doom, the exquisite disruptive agony, and again I was back in my cell in San Quentin.
Потом раздался топот копыт Рока, появилось ощущение страшной рвущей боли, и я опять очутился в своей камере в Сан-Квэнтине.
It was the second tap of Ed Morrell’s knuckle.
Это был второй удар костяшек Эда Морреля!
The interval between it and the first tap could have been no more than a fifth of a second.
Промежуток между первым и вторым ударом не мог составлять больше пятой доли секунды.
And yet, so unthinkably enormous was the extension of time to me, that in the course of that fifth of a second I had been away star-roving for long ages.
А время так растянулось для меня, что в течение одной пятой доли секунды я успел пространствовать долгие века среди звезд!
Now I know, my reader, that the foregoing seems all a farrago.
Я знаю, читатель, что все это кажется вам какой-то чепухой.
I agree with you.
It is farrago.
Я согласен с вами -- это чепуха.
It was experience, however.
Но я пережил это.
It was just as real to me as is the snake beheld by a man in delirium tremens.
И было это для меня так же реально, как змея для человека, одержимого белой горячкой.
Possibly, by the most liberal estimate, it may have taken Ed Morrell two minutes to tap his question.
По самой щедрой оценке выстукивание Морреля могло отнять у него не более двух минут.
Yet, to me, æons elapsed between the first tap of his knuckle and the last.
А для меня между первым ударом его костяшек и последним протекли целые тысячелетия.
No longer could I tread my starry path with that ineffable pristine joy, for my way was beset with dread of the inevitable summons that would rip and tear me as it jerked me back to my strait-jacket hell.
Я не мог уже шествовать по моей звездной стезе в неизреченной простодушной радости, ибо путь мой был отягчен страхом неизбежного оклика, который рвал меня, дергал назад в ад смирительной рубашки.
скачать в HTML/PDF
share