StudyEnglishWords

4#

Похищенный. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Похищенный". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 93 из 235  ←предыдущая следующая→ ...

Hard work it was, and mortally slow; but in about an hour of kicking and splashing, I had got well in between the points of a sandy bay surrounded by low hills.
Трудное это было занятие и убийственно медленное; однако, пробултыхавшись эдак с час, я заплыл довольно далеко меж двумя мысами, в глубь песчаной бухточки, окруженной невысокими холмами.
The sea was here quite quiet; there was no sound of any surf; the moon shone clear; and I thought in my heart I had never seen a place so desert and desolate.
Бухточка была тихая-тихая, ни единого всплеска волны; ярко светила луна, и во мне шевельнулась мысль, что никогда еще я не видел такого безлюдного, пустынного места.
But it was dry land; and when at last it grew so shallow that I could leave the yard and wade ashore upon my feet, I cannot tell if I was more tired or more grateful.
Но все-таки это была суша, и когда, наконец, стало так мелко, что можно было выпустить рею и брести к берегу, не скажу, что владело мною с большей силой — усталость или благодарность.
Both, at least, I was: tired as I never was before that night; and grateful to God as I trust I have been often, though never with more cause.
Чувствовал я, во всяком случае, и то и другое: усталость, какой еще не знал до этой ночи, и благодарность создателю, какую, полагаю, испытывал достаточно часто, хоть никогда прежде не имел для нее столь веских оснований.
CHAPTER XIV
ГЛАВА XIV
THE ISLET
ОСТРОВОК
With my stepping ashore I began the most unhappy part of my adventures.
Итак, я ступил на берег, открыв этим самую горестную страницу моих приключений.
It was half-past twelve in the morning, and though the wind was broken by the land, it was a cold night.
Было половина первого ночи, и хоть горы и защищали берег от ветра, ночь стояла холодная.
I dared not sit down (for I thought I should have frozen), but took off my shoes and walked to and fro upon the sand, bare-foot, and beating my breast with infinite weariness.
Садиться на землю я не рискнул из опасения, что окоченею, а вместо этого разулся и, превозмогая смертельную усталость, принялся расхаживать туда-сюда босиком по песку, хлопая себя по груди, чтобы согреться.
There was no sound of man or cattle; not a cock crew, though it was about the hour of their first waking; only the surf broke outside in the distance, which put me in mind of my perils and those of my friend.
To walk by the sea at that hour of the morning, and in a place so desert-like and lonesome, struck me with a kind of fear.
Ни один звук не выдавал присутствия поблизости человека или домашней скотины; ни один петух не пропел, хотя было, вероятно, как раз время первых петухов; лишь буруны разбивались вдали о рифы, вновь напоминая об опасностях, пережитых мною, и тех, что угрожали моему другу, — и что-то боязно стало мне бродить у моря в такой глухой час, в таком глухом и пустынном месте.
As soon as the day began to break I put on my shoes and climbed a hill--the ruggedest scramble I ever undertook--falling, the whole way, between big blocks of granite, or leaping from one to another.
Едва занялась заря, я надел башмаки и стал карабкаться на холм — такого тяжкого подъема преодолевать мне еще не случалось — то, поминутно оступаясь, пробирался между огромными гранитными глыбами, то прыгал с одной на другую.
When I got to the top the dawn was come.
Когда я достиг вершины, уже совсем рассвело.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1