5#

Рождественская песнь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Рождественская песнь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2283 познавательных видеоролика в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 84  ←предыдущая следующая→ ...

Charles Dicken A CHRISTMAS CAROL in prose being A Ghost Story of Christmas
Чарльз Диккенс
РОЖДЕСТВЕНСКАЯ ПЕСНЬ В ПРОЗЕ
Святочный рассказ с привидениями
STAVE I MARLEY’S GHOST MARLEY was dead, to begin with.
Строфа первая
Начать с того, что Марли был мертв.
There is no doubt whatever about that.
Сомневаться в этом не приходилось.
The register of his burial was signed by the clergyman, the clerk, the undertaker, and the chief mourner.
Свидетельство о его погребении было подписано священником, причетником, хозяином похоронного бюро и старшим могильщиком.
Scrooge signed it.
Оно было подписано Скруджем.
And Scrooge’s name was good upon ’Change, for anything he chose to put his hand to.
А уже если Скрудж прикладывал к какому-либо документу руку, эта бумага имела на бирже вес.
Old Marley was as dead as a door-nail.
Итак, старик Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.
Mind!
I don’t mean to say that I know, of my own knowledge, what there is particularly dead about a door-nail.
Учтите: я вовсе не утверждаю, будто на собственном опыте убедился, что гвоздь, вбитый в притолоку, как-то особенно мертв, более мертв, чем все другие гвозди.
I might have been inclined, myself, to regard a coffin-nail as the deadest piece of ironmongery in the trade.
Нет, я лично скорее отдал бы предпочтение гвоздю, вбитому в крышку гроба, как наиболее мертвому предмету изо всех скобяных изделий.
But the wisdom of our ancestors is in the simile; and my unhallowed hands shall not disturb it, or the Country’s done for.
Но в этой поговорке сказалась мудрость наших предков, и если бы мой нечестивый язык посмел переиначить ее, вы были бы вправе сказать, что страна наша катится в пропасть.
You will therefore permit me to repeat, emphatically, that Marley was as dead as a door-nail.
А посему да позволено мне будет повторить еще и еще раз: Марли был мертв, как гвоздь в притолоке.
Scrooge knew he was dead?
Знал ли об этом Скрудж?
Of course he did.
Разумеется.
How could it be otherwise?
Как могло быть иначе?
Scrooge and he were partners for I don’t know how many years.
Скрудж и Марли были компаньонами с незапамятных времен.
Scrooge was his sole executor, his sole administrator, his sole assign, his sole residuary legatee, his sole friend, and sole mourner.
Скрудж был единственным доверенным лицом Марли, его единственным уполномоченным во всех делах, его единственным душеприказчиком, его единственным законным наследником, его единственным другом и единственным человеком, который проводил его на кладбище.
And even Scrooge was not so dreadfully cut up by the sad event, but that he was an excellent man of business on the very day of the funeral, and solemnised it with an undoubted bargain.
И все же Скрудж был не настолько подавлен этим печальным событием, чтобы его деловая хватка могла ему изменить, и день похорон своего друга он отметил заключением весьма выгодной сделки.
The mention of Marley’s funeral brings me back to the point I started from.
Вот я упомянул о похоронах Марли, и это возвращает меня к тому, с чего я начал.
There is no doubt that Marley was dead.
Не могло быть ни малейшего сомнения в том, что Марли мертв.
This must be distinctly understood, or nothing wonderful can come of the story I am going to relate.
Это нужно отчетливо уяснить себе, иначе не будет ничего необычайного в той истории, которую я намерен вам рассказать.
If we were not perfectly convinced that Hamlet’s Father died before the play began, there would be nothing more remarkable in his taking a stroll at night, in an easterly wind, upon his own ramparts, than there would be in any other middle-aged gentleman rashly turning out after dark in a breezy spot—say Saint Paul’s Churchyard for instance—literally to astonish his son’s weak mind.
Ведь если бы нам не было доподлинно известно, что отец Гамлета скончался еще задолго до начала представления, то его прогулка ветреной ночью по крепостному валу вокруг своего замка едва ли показалась бы нам чем-то сверхъестественным.
Во всяком случае, не более сверхъестественным, чем поведение любого пожилого джентльмена, которому пришла блажь прогуляться в полночь в каком-либо не защищенном от ветра месте, ну, скажем, по кладбищу св.
Павла, преследуя при этом единственную цель — поразить и без того расстроенное воображение сына.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 1 оценках: 5 из 5 1