5#

Сон. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сон". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 756 книг и 2156 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

Последние добавленные на изучение слова (изучено 0 для этой книги)

страница 1 из 23  ←предыдущая следующая→ ...

THE DREAM
Сон
Hercule Poirot gave the house a steady appraising glance.
Эркюль Пуаро рассматривал особняк с явным одобрением.
His eyes wandered a moment to its surroundings, the shops, the big factory building on the right, the blocks of cheap mansion flats opposite.
Then once more his eyes returned to Northway House, relic of an earlier age - an age of space and leisure, when green fields had surrounded its well-bred arrogance.
Его глаза небрежно скользнули по соседствующим с ним магазинам, по большому фабричному зданию справа, по обшарпанному многоквартирному дому напротив и снова остановились на особняке.
Нортвэй был истинным детищем прошлого века, в котором не имели обыкновения экономить ни времени, ни пространства.
Это был породистый и надменный дом, привыкший, чтобы его окружала только бескрайняя зелень полей.
Now it was an anachronism, submerged and forgotten in the hectic sea of modern London, and not one man in fifty could have told you where it stood.
Теперь же он оказался анахронизмом, затерянным в бушующем море современного Лондона и давно всеми забытым.
И, спроси вы хоть пятьдесят человек подряд, вряд ли кто указал бы к нему дорогу.
Furthermore, very few people could have told you to whom it belonged, though its owner's name would have been recognized as one of the world's richest men.
И лишь совсем немногие ответили бы, кому он принадлежит, хотя, назови вы имя владельца, вам тотчас бы сообщили, что это один из богатейших людей в мире.
But money can quench publicity as well as flaunt it.
Однако с помощью денег можно унять самое жгучее любопытство, равно как и раздразнить его.
Benedict Farley, that eccentric millionaire, chose not to advertise his choice of residence.
Бенедикт Фарли, этот эксцентричный миллионер, предпочитал не афишировать выбор своей резиденции.
He himself was rarely seen, seldom making a public appearance.
Его вообще редко видели на людях.
From time to time he appeared at board meetings, his lean figure, beaked nose, and rasping voice easily dominating the assembled directors.
Изредка он появлялся на совете директоров, где его высокая худая фигура, резкий голос и хищно загнутый нос тут же наводили на собравшихся страх.
Apart from that, he was just a well-known figure of legend.
Если бы не эти редкие появления, он вполне мог бы считаться персонажем, пусть хорошо всем знакомым, но вымышленным.
There were his strange meannesses, his incredible generosities, as well as more personal details - his famous patch-work dressing-gown, now reputed to be twenty-eight years old, his invariable diet of cabbage soup and caviare, his hatred of cats.
Согласно слухам, он был то чудовищно скуп, то невероятно щедр, неизменно ходил в старом заштопанном халате — которому, по некоторым оценкам, шел уже двадцать восьмой год, — питался исключительно икрой и постными щами и ненавидел кошек.
All these things the public knew.
Все это было общеизвестно.
Hercule Poirot knew them also.
It was all he did know of the man he was about to visit.
Ровно столько же об этом человеке, к которому он сейчас направлялся, знал и Эркюль Пуаро.
The letter which was in his coat pocket told him little more.
Письмо, лежавшее в кармане его пиджака, ситуации не меняло.
After surveying this melancholy landmark of a past age for a minute or two in silence, he walked up the steps to the front door and pressed the bell, glancing as he did so at the neat wrist-watch which had at last replaced an earlier favorite - the large turnip-faced watch of earlier days.
Посвятив несколько минут молчаливому созерцанию этого памятника веку ушедшему, Пуаро поднялся по ступеням парадного и позвонил в дверь, одновременно сверяясь с наручными часами, заменившими наконец безнадежно устаревшую, хоть и горячо любимую луковицу с цепочкой.
Yes, it was exactly nine-thirty.
«Да-да, ровно двадцать один тридцать», — подтвердили часы.
As ever, Hercule Poirot was exact to the minute.
Пуаро, как всегда, был точен до минуты.
The door opened after just the right interval.
A perfect specimen of the genus butler stood outlined against the lighted hall.
После выверенной годами паузы дверь отворилась, и на фоне освещенного холла возник великолепный образчик потомственного дворецкого.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...

основано на 1 оценках: 1 из 5 1