5#

Странная история доктора Джекила и мистера Хайда. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Странная история доктора Джекила и мистера Хайда". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 586 книг и 1830 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 69 из 75  ←предыдущая следующая→ ...

It was a fine, clear, January day, wet under foot where the frost had melted, but cloudless overhead; and the Regent's Park was full of winter chirrupings and sweet with spring odours.
Был прекрасный январский день, сырой от растаявшего снега, но ясный и безоблачный.
Риджент-парк звенел от зимнего чириканья и благоухал ароматами весны.
I sat in the sun on a bench; the animal within me licking the chops of memory; the spiritual side a little drowsed, promising subsequent penitence, but not yet moved to begin.
Я сидел на залитой солнцем скамье, зверь во мне облизывал косточки воспоминаний, духовное начало дремало, обещая раскаяние впоследствии, но немного его откладывая.
After all, I reflected, I was like my neighbours; and then I smiled, comparing myself with other men, comparing my active good-will with the lazy cruelty of their neglect.
В конце концов, размышлял я, чем я хуже всех моих ближних?
И тут я улыбнулся, сравнивая себя с другими людьми, сравнивая свою деятельную доброжелательность с ленивой жестокостью их равнодушия.
And at the very moment of that vainglorious thought, a qualm came over me, a horrid nausea and the most deadly shuddering.
И вот, когда мне в голову пришла эта тщеславная мысль, по моему телу вдруг пробежала судорога, я ощутил мучительную дурноту и ледяной озноб.
These passed away, and left me faint; and then as in its turn faintness subsided, I began to be aware of a change in the temper of my thoughts, a greater boldness, a contempt of danger, a solution of the bonds of obligation.
Затем они прошли, и я почувствовал слабость, а когда оправился, то заметил, что характер моих мыслей меняется и на смену прежнему настроению приходит дерзкая смелость, презрение к опасности, пренебрежение к узам человеческого долга.
I looked down; my clothes hung formlessly on my shrunken limbs; the hand that lay on my knee was corded and hairy.
Я посмотрел на себя и увидел, что одежда повисла мешком на моем съежившемся теле, что рука, лежащая на колене, стала жилистой и волосатой.
I was once more Edward Hyde.
Я вновь превратился в Эдварда Хайда.
A moment before I had been safe of all men's respect, wealthy, beloved-the cloth laying for me in the dining-room at home; and now I was the common quarry of mankind, hunted, houseless, a known murderer, thrall to the gallows.
За мгновение до этого я был в полной безопасности, окружен уважением, богат, любим и дома меня ждал накрытый к обеду стол; а теперь я стал изгоем, затравленным, бездомным, я был изобличенным убийцей, добычей виселицы.
My reason wavered, but it did not fail me utterly.
Мой рассудок затуманился, но все же остался мне верен.
I have more than once observed that in my second character, my faculties seemed sharpened to a point and my spirits more tensely elastic; thus it came about that, where Jekyll perhaps might have succumbed, Hyde rose to the importance of the moment.
Я и прежде не раз замечал, что в моем втором облике мои способности словно обострялись, а дух обретал новую гибкость.
Вот почему там, где Джекил, вероятно, погиб бы, Хайд нашел выход из положения.
My drugs were in one of the presses of my cabinet; how was I to reach them?
Тинктура и порошки были спрятаны у меня в кабинете в ящике одного из шкафов.
Как до них добраться?
That was the problem that (crushing my temples in my hands) I set myself to solve.
Эту задачу я и старался решить, сдавив виски ладонями.
The laboratory door I had closed.
Дверь лаборатории я запер навсегда.
If I sought to enter by the house, my own servants would consign me to the gallows.
Если я попробую войти через дом, мои собственные слуги отправят меня на виселицу.
I saw I must employ another hand, and thought of Lanyon.
Я понял, что должен прибегнуть к помощи посредника, и остановил свой выбор на Лэньоне.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1