4#

Третья девушка. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Третья девушка". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 213  ←предыдущая следующая→ ...

Agatha Cristie
Агата Кристи
Third Girl 
ТРЕТЬЯ ДЕВУШКА
Chapter 1
Глава 1
Hercule Poirot was sitting at the breakfast table.
Эркюль Пуаро завтракал.
At his right hand was a steaming cup of chocolate.
Подле его правой руки дымилась чашка шоколада.
He had always had a sweet tooth.
Сладкое всегда было его слабостью.
To accompany the chocolate was a brioche.
Шоколадом он запивал бриошь.
It went agreeably with chocolate.
Сочетались они очень недурно.
He nodded his approval.
Он одобрительно кивнул.
This was from the fourth shop he had tried.
Ему пришлось обойти несколько магазинов, и только в четвертом он наконец купил эту превосходную сдобу.
It was a Danish patisserie but infinitely superior to the so-called French one near by.
Правда, patisserie была датская, однако так называемая французская по соседству уступала ей во всех отношениях.
That had been nothing less than a fraud.
Чистейшая подделка.
He was satisfied gastronomically.
Он испытывал сугубо гастрономическое блаженство.
His stomach was at peace.
Его желудок пребывал в состоянии безмятежного спокойствия.
His mind also was at peace, perhaps somewhat too much so.
И мозг тоже, — но, пожалуй, слишком уж безмятежного.
He had finished his Magnum Opus, an analysis of great writers of detective fiction.
Он завершил свой великий труд — анализ творчества прославленных светочей детективного жанра.
He had dared to speak scathingly of Edgar Alien Poe, he had complained of the lack of method or order in the romantic outpourings of Wilkie Collins, had lauded to the skies two American authors who were practically unknown, and had in various other ways given honour where honour was due and sternly withheld it where he considered it was not.
Он не побоялся весьма уничижительно отозваться о самом Эдгаре По, поскорбел об отсутствии метода и логики в романтических нагромождениях Уилки Коллинза, превознес до небес двух практически неизвестных американцев, щедро воздал должное тем, кто это заслужил, и был надлежаще строг там, где похвалить оказалось нечего.
He had seen the volume through the press, had looked upon the results and, apart from a really incredible number of printer's errors, pronounced that it was good.
Он проследил, как печаталась его книга, внимательно ознакомился с конечным результатом и, если не считать поистине астрономического числа опечаток, остался доволен.
He had enjoyed this literary achievement and enjoyed the vast amount of reading he had had to do, had enjoyed snorting with disgust as he flung a book across the floor (though always remembering to rise, pick it up and dispose of it tidily in the waste-paper basket) and had enjoyed appreciatively nodding his head on the rare occasions when such approval was justified.
Над созданием своего шедевра он трудился с большим удовольствием: предварительно с большим удовольствием прочел множество книг, с большим удовольствием негодующе фыркал и швырял на пол очередной оскорбительно глупый роман (но затем непременно вставал, поднимал книжку с пола и аккуратно водворял ее в мусорную корзинку) и получал большое удовольствие, восхищенно кивая в тех редчайших случаях, где восхищение было уместно.
And now?
Но что дальше?
He had had a pleasant interlude of relaxation, very necessary after his intellectual labour.
Естественно, после таких интеллектуальных усилий необходимо было расслабиться и отдохнуть.
But one could not relax for ever, one had to go on to the next thing.
Однако нельзя же отдыхать без конца, пора браться за дело.
Unfortunately he had no idea what the next thing might be.
К несчастью, он совершенно не представлял себе, за какое именно дело.
Some further literary accomplishment?
Еще один литературный шедевр?
He thought not.
Пожалуй, нет.
Do a thing well then leave it alone.
Достигнув успеха, надо уметь вовремя остановиться.
That was his maxim.
Таков был его жизненный принцип.
The truth of the matter was, he was bored.
Беда заключалась в том, что он уже скучал.
All this strenuous mental activity in which he had been indulging - there had been too much of it.
Напряженная умственная деятельность, которой он с таким наслаждением предавался, оказалась слишком уж интенсивной.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...