4#

Час ноль. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Час ноль". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 1 из 170  ←предыдущая следующая→ ...

Agatha Christie
Агата Кристи
Towards Zero
ЧАС НОЛЬ
Prologue: November 19th  
Пролог: Ноябрь, 19
The group round the fireplace was nearly all composed of lawyers or those who had an interest in the law.
Общество, собравшееся вокруг камина в этот осенний вечер, было исключительно мужским.
Большую часть его составляли профессиональные юристы, а также те, кто в силу своих интересов так или иначе были связаны с Законом.
There was Martindale the solicitor, Rufus Lord, K.C., young Daniels who had made a name for himself in the Carstairs case, a sprinkling of other barristers, Mr. Justice Cleaver, Lewis of Lewis and Trench and old Mr. Treves.
Здесь можно было видеть адвоката Мартиндейла, королевского адвоката Руфуса Лорда, юного Дэниелса, громко заявившего о себе в деле Карстерсов, еще несколько человек, чьи имена были хорошо известны в юридических кругах: судью мистера Кливера, Тренча из
«Льюис и Тренч» и старого мистера Тривза.
Mr. Treves was dose on eighty, a very ripe and experienced eighty.
Последнему было уже под восемьдесят, полновесных и многоопытных восемьдесят.
He was a member of a famous firm of solicitors, and the most famous member of that firm.
Он состоял членом известной адвокатской конторы и был, без сомнения, самым знаменитым ее представителем.
He had settled innumerable delicate cases out of court, he was said to know more of backstairs history than any man in England and he was a specialist on criminology.
Поговаривали, что никто в Англии не знает о закулисной стороне дел столько, сколько знает мистер Тривз; широкую известность ему снискали и его труды по криминологии.
  Unthinking people said Mr. Treves ought to write his memoirs.
Люди несведущие полагали, что мистер Тривз непременно должен написать мемуары.
Mr. Treves knew better.
Сам мистер Тривз полагал иначе.
He knew that he knew too much.
Он-то отлично понимал, что для этого он знал слишком много.
  Though he had long retired from active practice, there was no man in England whose opinion was so respected by the members of his own fraternity.
Хотя сам он уже перестал выступать в суде и не вел никаких дел, не было в Англии человека, мнением которого коллеги дорожили бы больше.
Whenever his thin precise little voice was raised there was always a respectful silence.
Стоило ему среди общей беседы лишь немного возвысить свой тонкий четкий голосок, как все разговоры обрывались на полуслове и наступало почтительное молчание.
  The conversation now was on the subject of a much talked-of case which had finished that day at the Old Bailey.
Разговор у камина шел об одном нашумевшем деле.
Судебное заседание как раз в тот день закончилось в Олд Бейли.
It was a murder case and the prisoner had been acquitted.
Слушалось дело об убийстве, и подсудимый был оправдан.
The present company was busy trying the case over again and making technical criticisms.
Вся компания увлеченно разбирала ход процесса; со всех сторон сыпались критические замечания.
  The prosecution had made a mistake in relying on one of its witnesses - old Depleach ought to have realised what an opening he was giving to the defence.
Обвинение, конечно же, допустило ошибку, положившись на одного из своих свидетелей.
Деплич должен был предвидеть, какие возможности здесь откроются перед защитой.
Young Arthur had made the most of that servant girl's evidence.
Молодому Артуру удалось максимально использовать показания горничной.
Bentmore, in his summing-up, had very rightly put the matter in its correct perspective, but the mischief was done by then - the jury had believed the girl.
Бентмор в заключительной речи сумел-таки представить дело в верном свете, но к этому времени непоправимое уже свершилось: суд присяжных поверил девушке.
Juries were funny - you never knew what they'd swallow and what they wouldn't.
Что ни говорите, присяжные — странный народ.
Никогда не угадаешь, что они проглотят, а что нет.
But let them once get a thing into their heads and no one was ever going to get it out again.
Но уж стоит им забрать что-нибудь в голову, и никто и никогда не сможет убедить их в обратном.
They believed that the girl was speaking the truth about the crowbar and that was that.
Они посчитали, что горничная не могла выдумать эту историю с ломом, и все тут.
скачать в HTML/PDF
share

←предыдущая следующая→ ...