6#

Яма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Яма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 30 из 351  ←предыдущая следующая→ ...

And of such steady guests Pasha has a multitude; many are with perfect sincerity, even though bestially, in love with her, and even not so long ago two, almost at the same time, offered to set her up: a Georgian— a clerk in a store of Cakhetine wines, and some railroad agent, a very proud and very poor nobleman, with shirt cuffs the colour of a cabbage rose, and with an eye which had been replaced by a black circle on an elastic.
А таких постоянных гостей у Паши пропасть; многие совершенно искренно, хотя и по-скотски, влюблены в нее, и даже не так давно двое почти одновременно звали ее на содержание: грузин – приказчик из магазина кахетинских вин – и какой-то железнодорожный агент, очень гордый и очень бедный дворянин высокого роста, с махровыми манжетами, с глазом, замененным черным кружком на резинке.
Pasha, passive in everything save her impersonal sensuality, would go with anybody who might call her, but the administration of the house vigilantly guards its interests in her.
Паша, пассивная во всем, кроме своего безличного сладострастия, конечно, пошла бы за всяким, кто позвал бы ее, но администрация дома зорко оберегает в ней свои интересы.
A near insanity already flits over her lovely face, in her half-closed eyes, always smiling with some heady, blissful, meek, bashful and unseemly smile, in her languorous, softened, moist lips, which she is constantly licking; in her short, quiet laugh—  the laugh of an idiot.
Близкое безумие уже сквозит в ее миловидном лице, в ее полузакрытых глазах, всегда улыбающихся какой-то хмельной, блаженной, кроткой, застенчивой и непристойной улыбкой, в ее томных, размягченных, мокрых губах, которые она постоянно облизывает, в ее коротком тихом смехе – смехе идиотки.
Yet at the same time she— this veritable victim of the social temperament— in everyday life is very good-natured, yielding, entirely uncovetous and is very much ashamed of her inordinate passion.
И вместе с тем она – эта истинная жертва общественного темперамента – в обиходной жизни очень добродушна, уступчива, совершенная бессребреница и очень стыдится своей чрезмерной страстности.
Toward her mates she is tender, likes very much to kiss and embrace them and sleep in the same bed with them, but still everybody has a little aversion for her, it would seem.
К подругам она нежна, очень любит целоваться и обниматься с ними и спать в одной постели, но ею все как будто бы немного брезгуют.
“Mannechka, sweetie, dearie,” says Pasha lightly touching Manya’s hand with emotion, “tell my fortune, my precious little child.”
– Манечка, душечка, миленькая, – говорит умильно Паша, дотрогиваясь до Маниной руки, – погадай мне, золотая моя деточка.
“We-ell,” Manya pouts her lips just like a child, “let’s play a little more.”
– Ну-у, – надувает Маня губы, точно ребенок. – Поигра-аем еще.
“Mannechka, my little beauty, you little good-looker, my precious, my own, my dear… ”
– Манечка, хорошенькая, пригоженькая, золотцо мое, родная, дорогая...
Manya gives in and lays out the pack on her knees.
Маня уступает и раскладывает колоду у себя на коленях.
A suit of hearts comes out, a small monetary interest and a meeting in the suit of spades with a large company in the king of clubs.
Червонный дом выходит, небольшой денежный интерес и свидание в пиковом доме при большой компании с трефовым королем.
Pasha claps her hands joyously:
Паша всплескивает радостно руками:
“Ah, it’s my Levanchik!
– Ах, это мой Леванчик!
Well, yes, he promised to come to-day.
Ну да, он обещал сегодня прийти.
Of course, it’s Levanchik.”
Конечно, Леванчик.
“That’s your Georgian!”
– Это твой грузин?
“Yes, yes, my little Georgian.
– Да, да, мой грузинчик.
скачать в HTML/PDF
share