4#

1984. Скотный Двор. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "1984. Скотный Двор". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 100 из 289  ←предыдущая следующая→ ...

He opened the diary.
Он раскрыл дневник.
It was important to write something down.
Важно хоть что-нибудь записать.
The woman on the telescreen had started a new song.
Женщина в телекране разразилась новой песней.
Her voice seemed to stick into his brain like jagged splinters of glass.
Голос вонзался ему в мозг, как острые осколки стекла.
He tried to think of O'Brien, for whom, or to whom, the diary was written, but instead he began thinking of the things that would happen to him after the Thought Police took him away.
Он пытался думать об О'Брайене, для которого -- которому -- пишется дневник, но вместо этого стал думать, что с ним будет, когда его арестует полиция мыслей.
It would not matter if they killed you at once.
Если бы сразу убили -- полбеды.
To be killed was what you expected.
Смерть -- дело предрешенное.
But before death (nobody spoke of such things, yet everybody knew of them) there was the routine of confession that had to be gone through: the grovelling on the floor and screaming for mercy, the crack of broken bones, the smashed teeth and bloody clots of hair.
Но перед смертью (никто об этом не распространялся, но знали все) будет признание по заведенному порядку: с ползаньем по полу, мольбами о пощаде, с хрустом ломаемых костей, с выбитыми зубами и кровавыми колтунами в волосах.
Why did you have to endure it, since the end was always the same?
Почему ты должен пройти через это, если итог все равно известен?
Why was it not possible to cut a few days or weeks out of your life?
Почему нельзя сократить тебе жизнь на несколько дней или недель?
Nobody ever escaped detection, and nobody ever failed to confess.
От разоблачения не ушел ни один, и признавались все до единого.
When once you had succumbed to thoughtcrime it was certain that by a given date you would be dead.
В тот миг, когда ты преступил в мыслях, ты уже подписал себе. смертный приговор.
Why then did that horror, which altered nothing, have to lie embedded in future time?
Так зачем ждут тебя эти муки в будущем, если они ничего не изменят?
He tried with a little more success than before to summon up the image of O'Brien.
Он опять попробовал вызвать образ О'Брайена, и теперь это удалось.
'We shall meet in the place where there is no darkness,' O'Brien had said to him.
"Мы встретимся там, где нет темноты", -- сказал ему О'Брайен.
He knew what it meant, or thought he knew.
Уинстон понял его слова -- ему казалось, что понял.
The place where there is no darkness was the imagined future, which one would never see, but which, by foreknowledge, one could mystically share in.
Где нет темноты -- это воображаемое будущее; ты его не увидишь при жизни, но, предвидя, можешь мистически причаститься к нему.
But with the voice from the telescreen nagging at his ears he could not follow the train of thought further.
Голос из телекрана бил по ушам и не давал додумать эту мысль до конца.
He put a cigarette in his mouth.
Уинстон взял в рот сигарету.
Half the tobacco promptly fell out on to his tongue, a bitter dust which was difficult to spit out again.
Половина табака тут же высыпалась на язык -- не скоро и отплюешься от этой горечи.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 7 оценках: 4 из 5 1