4#

1984. Скотный Двор. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "1984. Скотный Двор". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 146 из 289  ←предыдущая следующая→ ...

What mattered was that the room over the junk-shop should exist.
Важно было, что у них есть эта комната над лавкой старьевщика.
To know that it was there, inviolate, was almost the same as being in it.
Знать, что она есть и неприкосновенна, -- почти то же самое, что находиться в ней.
The room was a world, a pocket of the past where extinct animals could walk.
Комната была миром, заказником прошлого, где могут бродить вымершие животные.
Mr Charrington, thought Winston, was another extinct animal.
Мистер Чаррингтон тоже вымершее животное, думал Уинстон.
He usually stopped to talk with Mr Charrington for a few minutes on his way upstairs.
По дороге наверх он останавливался поговорить с хозяином.
The old man seemed seldom or never to go out of doors, and on the other hand to have almost no customers.
Старик, по-видимому, редко выходил на улицу, если вообще выходил; с другой стороны, и покупателей у него почти не бывало.
He led a ghostlike existence between the tiny, dark shop, and an even tinier back kitchen where he prepared his meals and which contained, among other things, an unbelievably ancient gramophone with an enormous horn.
Незаметная жизнь его протекала между крохотной темной лавкой и еще более крохотной кухонькой в тылу, где он стряпал себе еду и где стоял среди прочих предметов невероятно древний граммофон с огромнейшим раструбом.
He seemed glad of the opportunity to talk.
Старик был рад любому случаю поговорить.
Wandering about among his worthless stock, with his long nose and thick spectacles and his bowed shoulders in the velvet jacket, he had always vaguely the air of being a collector rather than a tradesman.
Длинноносый и сутулый, в толстых очках и бархатном пиджаке, он бродил среди своих бесполезных товаров, похожий скорее на коллекционера, чем на торговца.
With a sort of faded enthusiasm he would finger this scrap of rubbish or that--a china bottle-stopper, the painted lid of a broken snuffbox, a pinchbeck locket containing a strand of some long-dead baby's hair--never asking that Winston should buy it, merely that he should admire it.
С несколько остывшим энтузиазмом он брал в руку тот или иной пустяк -- фарфоровую затычку для бутылки, разрисованную крышку бывшей табакерки, латунный медальон с прядкой волос неведомого и давно умершего ребенка, -- не купить предлагая Уинстону, а просто полюбоваться.
To talk to him was like listening to the tinkling of a worn-out musical-box.
Беседовать с ним было все равно что слушать звон изношенной музыкальной шкатулки.
He had dragged out from the corners of his memory some more fragments of forgotten rhymes.
Он извлек из закоулков своей памяти еще несколько забытых детских стишков.
There was one about four and twenty blackbirds, and another about a cow with a crumpled horn, and another about the death of poor Cock Robin.
Один был:
"Птицы в пироге", другой про корову с гнутым рогом, а еще один про смерть малиновки.
'It just occurred to me you might be interested,' he would say with a deprecating little laugh whenever he produced a new fragment.
"Я подумал, что вам зто может быть интересно", -- говорил он с неодобрительным смешком, воспроизведя очередной отрывок.
But he could never recall more than a few lines of any one rhyme.
Но ни в одном стихотворении он не мог припомнить больше двух-трех строк.
Both of them knew--in a way, it was never out of their minds that what was now happening could not last long.
Они с Джулией понимали -- и, можно сказать, все время помнили, -- что долго продолжаться это не может.
There were times when the fact of impending death seemed as palpable as the bed they lay on, and they would cling together with a sort of despairing sensuality, like a damned soul grasping at his last morsel of pleasure when the clock is within five minutes of striking.
В иные минуты грядущая смерть казалась не менее ощутимой, чем кровать под ними, и они прижимались друг к другу со страстью отчаяния -- как обреченный хватает последние крохи наслаждения за пять минут до боя часов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 10 оценках: 4 из 5 1