4#

1984. Скотный Двор. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "1984. Скотный Двор". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 162 из 289  ←предыдущая следующая→ ...

Confession is not betrayal.
Признание не предательство.
What you say or do doesn't matter: only feelings matter.
Что ты сказал или не сказал -- не важно, важно только чувство.
If they could make me stop loving you--that would be the real betrayal.'
Если меня заставят разлюбить тебя -- вот будет настоящее предательство.
She thought it over.
Она задумалась.
'They can't do that,' she said finally.
-- Этого они не могут, -- сказала она наконец. -- Этого как раз и не могут.
'It's the one thing they can't do.
Сказать что угодно -- что угодно -- они тебя заставят, но поверить в это не заставят.
They can make you say anything--ANYTHING--but they can't make you believe it.
Они не могут в тебя влезть.
They can't get inside you.'
-- Да, -- ответил он уже не так безнадежно, -- да, это верно.
'No,' he said a little more hopefully, 'no; that's quite true.
Влезть в тебя они не могут.
They can't get inside you.
If you can FEEL that staying human is worth while, even when it can't have any result whatever, you've beaten them.'
Если ты чувствуешь, что оставаться человеком стоит -- пусть это ничего не дает, -- ты все равно их победил,
He thought of the telescreen with its never-sleeping ear.
Он подумал о телекране, этом недреманном ухе.
They could spy upon you night and day, but if you kept your head you could still outwit them.
Они могут следить за тобой день и ночь, но, если не потерял голову, ты можешь их перехитрить.
With all their cleverness they had never mastered the secret of finding out what another human being was thinking.
При всей своей изощренности они так и не научились узнавать, что человек думает.
Perhaps that was less true when you were actually in their hands.
Может быть, когда ты у них уже в руках, это не совсем так.
One did not know what happened inside the Ministry of Love, but it was possible to guess: tortures, drugs, delicate instruments that registered your nervous reactions, gradual wearing-down by sleeplessness and solitude and persistent questioning.
Неизвестно, что творится в министерстве любви, но догадаться можно: пытки, наркотики, тонкие приборы, которые регистрируют твои нервные реакции, изматывание бессонницей, одиночеством и непрерывными допросами.
Facts, at any rate, could not be kept hidden.
Факты, во всяком случае, утаить невозможно.
They could be tracked down by enquiry, they could be squeezed out of you by torture.
Их распутают на допросе, вытянут из тебя пыткой.
But if the object was not to stay alive but to stay human, what difference did it ultimately make?
Но если цель -- не остаться живым, а остаться человеком, тогда какая в конце концов разница?
They could not alter your feelings: for that matter you could not alter them yourself, even if you wanted to.
Чувств твоих они изменить не могут; если на то пошло, ты сам не можешь их изменить, даже если захочешь.
They could lay bare in the utmost detail everything that you had done or said or thought; but the inner heart, whose workings were mysterious even to yourself, remained impregnable.
Они могут выяснить до мельчайших подробностей все, что ты делал, говорил и думал, но душа, чьи движения загадочны даже для тебя самого, остается неприступной.
Chapter 8
VIII
They had done it, they had done it at last!
Удалось, удалось наконец!
The room they were standing in was long-shaped and softly lit.
Они стояли в длинной ровно освещенной комнате.
The telescreen was dimmed to a low murmur; the richness of the dark-blue carpet gave one the impression of treading on velvet.
Приглушенный телекран светился тускло, синий ковер мягкостью своей напоминал бархат.
At the far end of the room O'Brien was sitting at a table under a green-shaded lamp, with a mass of papers on either side of him.
В другом конце комнаты за столом, у лампы с зеленым абажуром сидел О'Брайен, слева и справа от него высились стопки документов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 10 оценках: 4 из 5 1