3#

Бес из бутылки. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Бес из бутылки". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 696 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 34  ←предыдущая следующая→ ...

All the while Keawe was eating and talking, and planning the time of their return, and thanking her for saving him, and fondling her, and calling her the true help er after all.
Кокуа знала, что она обречена на вечные муки, и слышать, как ее муж лепечет всякий вздор, словно малое дитя, было ей непереносимо тяжело.
А Кэаве все ел, и болтал, и строил планы, мечтая поскорее возвратиться домой, и благодарил Кокуа за то, что она его спасла, и ласкал ее, и называл своей избавительницей.
He laughed at the old man that was fool enough to buy that bottle.
И он насмехался над стариком, который был так глуп, что купил бутылку.
"A worthy old man he seemed," Keawe said.
— Мне показалось, что это вполне достойный старик, — сказал Кэаве.
"But no one can judge by appearances.
— Но никогда нельзя судить по внешности.
For why did the old reprobate require the bottle?"
Зачем этому старому нечестивцу понадобилась бутылка?
"My husband," said Kokua, humbly, "his purpose may have been good."
— Быть может, у него были добрые намерения, супруг мой, — смиренно возразила Кокуа.
Keawe laughed like an angry man.
Но Кэаве сердито рассмеялся.
"Fiddle-de-dee!" cried Keawe.
— Вздор! — воскликнул он.
"An old rogue, I tell you; and an old ass to boot.
— Говорю тебе, это старый плут да вдобавок еще осел.
For the bottle was hard enough to sell at four centimes; and at three it will be quite impossible.
И за четыре-то сантима эту бутылку было трудно продать, а уж за три и подавно никто не купит.
The margin is not broad enough, the thing begins to smell of scorching--brrr!" said he, and shuddered.
Опасность слишком велика!
Бр!
Тут уж попахивает паленым! — вскричал он и передернул плечами.
"It is true I bought it myself at a cent, when I knew not there were smaller coins.
— Правда, я и сам купил ее за один цент, не подозревая о том, что существует более мелкая монета.
I was a fool for my pains; there will never be found another: and whoever has that bottle now will carry it to the pit."
А потом мучился, как дурак.
Но второго такого дурака не сыщется; тот, у кого теперь эта бутылка, утащит ее с собой в пекло.
"O my husband!" said Kokua.
— О мой супруг! — сказала Кокуа.
"It is not a terrible thing to save oneself by the eternal ruin of another?
— Разве не ужасно, спасая себя, обречь на вечные муки другого?
It seems to me I could not laugh.
Мне кажется, я не могла бы над этим смеяться.
I would be humbled.
Я была бы пристыжена.
I would be filled with melancholy.
I would pray for the poor holder."
Мне было бы горестно и тяжко, и я стала бы молиться за несчастного, которому досталась бутылка.
Then Keawe, because he felt the truth of what she said, grew the more angry.
Но тут Кэаве, почувствовав правду в ее словах, рассердился еще пуще.
"Heighty-teighty!" cried he.
— Ишь ты какая! — вскричал он.
"You maybe filled with melancholy if you please.
— Ну и горюй себе на здоровье, если тебе так нравится.
It is not the mind of a good wife.
Только разве это подобает доброй жене?
If you thought at all of me, you would sit shamed."
Если бы ты хоть немного сочувствовала мне, ты бы устыдилась своих слов.
Thereupon he went out, and Kokua was alone.
И, сказав так, он ушел из дому, и Кокуа осталась одна.
What chance had she to sell that bottle at two centimes?
Как могла она надеяться продать бутылку за два сантима?
None, she perceived.
Да никак; и она это понимала.
And if she had any, here was her husband hurrying her away to a country where there was nothing lower than a cent.
И даже если бы у нее еще теплилась такая надежда, так ведь супруг торопил ее с отъездом туда, где в обращении не было монеты мельче цента.
Она принесла себя в жертву, и что же?
And here--on the morrow of her sacrifice--was her husband leaving her and blaming her.
На следующее же утро супруг осудил ее и ушел из дому.
She would not even try to profit by what time she had, but sat in the house, and now had the bottle out and viewed it with unutterable fear, and now, with loathing, hid it out of sight.
Кокуа даже не пыталась использовать оставшееся у нее время; она просто сидела одна в доме и то доставала бутылку и с неизъяснимым страхом смотрела на нее, то с содроганием убирала ее прочь.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 3 из 5 1