5#

Ведьма. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Ведьма". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 11 из 14  ←предыдущая следующая→ ...

“Come, how can you go in such weather!” he heard a soft feminine voice; “you ought to have a sound sleep and it would do you good!”
— Ну, куда в такую погоду ехать! — услышал он мягкий женский голос.
— Спали бы себе да спали на доброе здоровье!
“And what about the post?” said Savely anxiously.
— А почта? — встревожился Савелий.
“Who’s going to take the post?
— Кто же почту-то повезет?
Are you going to take it, pray, you?
Нешто ты повезешь?
Ты?
The postman opened his eyes again, looked at the play of the dimples on Raissa’s face, remembered where he was, and understood Savely.
Почтальон снова открыл глаза, взглянул на двигающиеся ямки на лице дьячихи, вспомнил, где он, понял Савелия.
The thought that he had to go out into the cold darkness sent a chill shudder all down him, and he winced.
Мысль, что ему предстоит ехать в холодных потемках, побежала из головы по всему телу холодными мурашками, и он поежился.
“I might sleep another five minutes,” he said, yawning.
— Пять минуток еще бы можно поспать... — зевнул он.
“I shall be late, anyway. . . . ”
— Всё равно опоздали...
“We might be just in time,” came a voice from the outer room.
— А может, как раз вовремя приедем! — послышался голос из сеней.
“All days are not alike; the train may be late for a bit of luck.”
— Гляди, неровен час и сам поезд на наше счастье опоздает.
The postman got up, and stretching lazily began putting on his coat.
Почтальон поднялся и, сладко потягиваясь, стал надевать пальто.
Savely positively neighed with delight when he saw his visitors were getting ready to go.
Савелий, видя, что гости собираются уезжать, даже заржал от удовольствия.
“Give us a hand,” the driver shouted to him as he lifted up a mail-bag.
— Помоги, что ль! — крикнул ему ямщик, поднимая с пола тюк.
The sexton ran out and helped him drag the post-bags into the yard.
Дьячок подскочил к нему и вместе с ним потащил на двор почтовую клажу.
The postman began undoing the knot in his hood.
Почтальон стал распутывать узел на башлыке.
The sexton’s wife gazed into his eyes, and seemed trying to look right into his soul.
А дьячиха заглядывала ему в глаза и словно собиралась залезть ему в душу.
“You ought to have a cup of tea . . . ” she said.
— Чаю бы попили... — сказала она.
“I wouldn’t say no . . . but, you see, they’re getting ready,” he assented.
— Я бы ничего... да вот они собрались! — соглашался он.
“We are late, anyway.”
— Всё равно опоздали.
“Do stay,” she whispered, dropping her eyes and touching him by the sleeve.
— А вы останьтесь! — шепнула она, опустив глаза и трогая его за рукав.
The postman got the knot undone at last and flung the hood over his elbow, hesitating.
Почтальон развязал, наконец, узел и в нерешимости перекинул башлык через локоть.
He felt it comfortable standing by Raissa.
Ему было тепло стоять около дьячихи.
“What a . . . neck you’ve got! . . . ” And he touched her neck with two fingers.
— Какая у тебя... шея...
И он коснулся двумя пальцами ее шеи.
Seeing that she did not resist, he stroked her neck and shoulders.
Видя, что ему не сопротивляются, он погладил рукой шею, плечо...
“I say, you are . . . ”
— Фу, какая...
“You’d better stay . . . have some tea.”
— Остались бы... чаю попили бы.
“Where are you putting it?”
— Куда кладешь?
The driver’s voice could be heard outside.
Ты, кутья с патокой! — послышался со двора голос ямщика.
“Lay it crossways.”
— Поперек клади.
“You’d better stay. . . .
— Остались бы...
Hark how the wind howls.”
Ишь как воет погода!
And the postman, not yet quite awake, not yet quite able to shake off the intoxicating sleep of youth and fatigue, was suddenly overwhelmed by a desire for the sake of which mail-bags, postal trains . . . and all things in the world, are forgotten.
И не совсем еще проснувшимся, не успевшим стряхнуть с себя обаяние молодого томительного сна, почтальоном вдруг овладело желание, ради которого забываются тюки, почтовые поезда... всё на свете.
скачать в HTML/PDF
share