StudyEnglishWords

5#

Великий Гэтсби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Великий Гэтсби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 114 из 138  ←предыдущая следующая→ ...

After the Armistice he tried frantically to get home, but some complication or misunderstanding sent him to Oxford instead.
После перемирия он сразу стал рваться домой, но какое-то осложнение или недоразумение загнало его в Оксфорд.
He was worried now—there was a quality of nervous despair in Daisy’s letters.
На душе у него было тревожно — в письмах Дэзи сквозила нервозность и тоска.
She didn’t see why he couldn’t come.
Она не понимала, почему он задерживается.
She was feeling the pressure of the world outside, and she wanted to see him and feel his presence beside her and be reassured that she was doing the right thing after all.
Внешний мир наступал на нее со всех сторон; ей нужно было увидеть Гэтсби, почувствовать его рядом, чтобы увериться в том, что она не совершает ошибки.
For Daisy was young and her artificial world was redolent of orchids and pleasant, cheerful snobbery and orchestras which set the rhythm of the year, summing up the sadness and suggestiveness of life in new tunes.
Ведь Дэзи была молода, а в ее искусственном мире цвели орхидеи и господствовал легкий, приятный снобизм, и оркестры каждый год вводили в моду новые ритмы, отражая в мелодиях всю печаль и двусмысленность жизни.
All night the saxophones wailed the hopeless comment of the Beale Street Blues while a hundred pairs of golden and silver slippers shuffled the shining dust.
Под стон саксофонов, ночи напролет выпевавших унылые жалобы
«Бийл-стрит блюза», сотни золотых и серебряных туфелек толкли на паркете сверкающую пыль.
At the gray tea hour there were always rooms that throbbed incessantly with this low, sweet fever, while fresh faces drifted here and there like rose petals blown by the sad horns around the floor.
Даже в сизый час чаепитий иные гостиные сотрясал непрерывно этот сладкий несильный озноб, и знакомые лица мелькали то здесь, то там, словно лепестки облетевшей розы, гонимые по полу дыханием тоскующих труб.
Through this twilight universe Daisy began to move again with the season; suddenly she was again keeping half a dozen dates a day with half a dozen men, and drowsing asleep at dawn with the beads and chiffon of an evening dress tangled among dying orchids on the floor beside her bed.
И с началом сезона Дэзи снова втянуло в круговорот этой сумеречной вселенной.
Снова она за день успевала побывать на полдюжине свиданий с полудюжиной молодых людей; снова замертво валилась в постель на рассвете, бросив на пол измятое бальное платье вместе с умирающими орхидеями.
And all the time something within her was crying for a decision.
Но все время настойчивый внутренний голос требовал от нее решения.
She wanted her life shaped now, immediately—and the decision must be made by some force—of love, of money, of unquestionable practicality—that was close at hand.
Она хотела устроить свою жизнь сейчас, сегодня; и чтобы решение пришло, нужна была какая-то сила — любви, денег, неоспоримой выгоды, — которую не понадобилось бы искать далеко.
That force took shape in the middle of spring with the arrival of Tom Buchanan.
Такая сила нашлась в разгар весны, когда в Луисвилл приехал Том Бьюкенен.
There was a wholesome bulkiness about his person and his position, and Daisy was flattered.
У него была внушительная фигура и не менее внушительное положение в обществе, и Дэзи это льстило.
Doubtless there was a certain struggle and a certain relief.
Вероятно, все совершилось не без внутренней борьбы, но и не без облегчения.
The letter reached Gatsby while he was still at Oxford.
Письмо Гэтсби получил еще в Оксфорде.
It was dawn now on Long Island and we went about opening the rest of the windows downstairs, filling the house with gray-turning, gold-turning light.
Над Лонг-Айлендом уже брезжило утро.
Мы прошли по всем комнатам нижнего этажа, раскрывая окно за окном и впуская серый, но уже золотеющий свет.
The shadow of a tree fell abruptly across the dew and ghostly birds began to sing among the blue leaves.
На росистую землю упала тень дерева, призрачные птицы запели в синей листве.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 13 оценках: 5 из 5 1