5#

Великий Гэтсби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Великий Гэтсби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 772 книги и 2260 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 115 из 138  ←предыдущая следующая→ ...

There was a slow, pleasant movement in the air, scarcely a wind, promising a cool, lovely day.
Мягкое дуновение свежести, которое даже не было ветерком, предвещало погожий, нежаркий день.
“I don’t think she ever loved him,” Gatsby turned around from a window and looked at me challengingly.
— Нет, никогда она его не любила.
— Гэтсби отвернулся от только что распахнутого окна и посмотрел на меня с вызовом.
“You must remember, old sport, she was very excited this afternoon.
— Не забывайте, старина, ведь она вчера едва помнила себя от волнения.
He told her those things in a way that frightened her—that made it look as if I was some kind of cheap sharper.
Он ее просто напугал — изобразил все так, словно я какой-то мелкий жулик.
And the result was she hardly knew what she was saying.”
Неудивительно, если она сама не знала, что говорит.
He sat down gloomily.
Он сел, мрачно сдвинув брови.
“Of course she might have loved him just for a minute, when they were first married—and loved me more even then, do you see?”
— Может быть, она и любила его какую-то минуту, когда они только что поженились, — но даже тогда меня она любила больше.
Suddenly he came out with a curious remark.
Он помолчал и вдруг разразился очень странным замечанием.
“In any case,” he said, “it was just personal.”
— Во всяком случае, — сказал он, — это касалось только ее.
What could you make of that, except to suspect some intensity in his conception of the affair that couldn’t be measured?
Что тут можно было заключить?
Разве только, что в своих отношениях с Дэзи он видел глубину, не поддающуюся измерению.
He came back from France when Tom and Daisy were still on their wedding trip, and made a miserable but irresistible journey to Louisville on the last of his army pay.
Он вернулся в Штаты, когда Том и Дэзи еще совершали свое свадебное путешествие, и остатки армейского жалованья потратил на мучительную, но неотразимо желанную поездку в Луисвилл.
He stayed there a week, walking the streets where their footsteps had clicked together through the November night and revisiting the out-of-the-way places to which they had driven in her white car.
Там он провел неделю, бродил по тем улицам, где в тишине ноябрьского вечера звучали их дружные шаги, скитался за городом в тех местах, куда они любили ездить на ее белой машине.
Just as Daisy’s house had always seemed to him more mysterious and gay than other houses, so his idea of the city itself, even though she was gone from it, was pervaded with a melancholy beauty.
Как дом, где жила Дэзи, всегда казался ему таинственней и привлекательней всех других домов, так и ее родной город даже сейчас, без нее, был для него полон грустного очарования.
He left, feeling that if he had searched harder, he might have found her—that he was leaving her behind.
Уезжая, он не мог отделаться от чувства, что, поищи он получше, он бы нашел ее, — что она осталась там, в Луисвилле.
The day-coach—he was penniless now—was hot.
В сидячем вагоне — он едва наскреб на билет — было тесно и душно.
He went out to the open vestibule and sat down on a folding-chair, and the station slid away and the backs of unfamiliar buildings moved by.
Он вышел на площадку, присел на откидной стульчик и смотрел, как уплывает назад вокзал и скользят мимо торцы незнакомых построек.
Then out into the spring fields, where a yellow trolley raced them for a minute with the people in it who might once have seen the pale magic of her face along the casual street.
Потом открылся простор весенних полей; откуда-то вывернулся и побежал было наперегонки с поездом желтый трамвай, набитый людьми, — быть может, этим людям случалось мельком на улице видеть волшебную бледность ее лица.
The track curved and now it was going away from the sun, which, as it sank lower, seemed to spread itself in benediction over the vanishing city where she had drawn her breath.
Дорога сделала поворот; поезд теперь уходил от солнца, а солнце, клонясь к закату, словно бы простиралось в благословении над полускрывшимся городом, воздухом которого дышала она.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 21 оценках: 4 из 5 1