5#

Великий Гэтсби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Великий Гэтсби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 29 из 138  ←предыдущая следующая→ ...

Taking out my hankerchief I wiped from his cheek the remains of the spot of dried lather that had worried me all the afternoon.
Я достал носовой платок и стер с его щеки засохшую мыльную пену, которая мне весь вечер не давала покоя.
The little dog was sitting on the table looking with blind eyes through the smoke, and from time to time groaning faintly.
Щенок сидел на столе, моргал слепыми глазами в табачном дыму и время от времени принимался тихонько скулить.
People disappeared, reappeared, made plans to go somewhere, and then lost each other, searched for each other, found each other a few feet away.
Какие-то люди появлялись, исчезали, сговаривались идти куда-то, теряли друг друга, искали и снова находили на расстоянии двух шагов.
Some time toward midnight Tom Buchanan and Mrs. Wilson stood face to face, discussing in impassioned voices whether Mrs. Wilson had any right to mention Daisy’s name.
Уже около полуночи я услышал сердитые голоса Тома Бьюкенена и миссис Уилсон; они стояли друг против друга и запальчиво спорили о том, имеет ли право миссис Уилсон произносить имя Дэзи.
“Daisy!
— Дэзи!
Daisy!
Дэзи!
Daisy!” shouted Mrs. Wilson.
Дэзи! — выкрикивала миссис Уилсон.
“I’ll say it whenever I want to!
— Вот хочу и буду повторять, пока не надоест.
Daisy!
Дэзи!
Dai—-”
Дэ…
Making a short deft movement, Tom Buchanan broke her nose with his open hand.
Том сделал короткое, точно рассчитанное движение и ребром ладони разбил ей нос.
Then there were bloody towels upon the bathroom floor, and women’s voices scolding, and high over the confusion along broken wail of pain.
Потом были окровавленные полотенца на полу ванной, негодующие возгласы женщин и надсадный, долгий крик боли, вырывавшийся из общего шума.
Mr. McKee awoke from his doze and started in a daze toward the door.
Мистер Мак-Ки очнулся от сна, встал и в каком-то оцепенении направился к двери.
When he had gone halfway he turned around and stared at the scene—his wife and Catherine scolding and consoling as they stumbled here and there among the crowded furniture with articles of aid, and the despairing figure on the couch, bleeding fluently, and trying to spread a copy of Town Tattle over the tapestry scenes of Versailles.
На полдороге он обернулся и с минуту созерцал всю сцену: сдвинутая мебель, среди нее суетятся его жена и Кэтрин, браня и утешая, хватаясь то за одно, то за другое в попытках оказать помощь; а на диване лежит истекающая кровью жертва и судорожно старается прикрыть номером
«Таун Тэттл» гобеленовый Версаль.
Then Mr. McKee turned and continued on out the door.
Затем мистер Мак-Ки повернулся и продолжал свой путь к двери.
Taking my hat from the chandelier, I followed.
Схватив свою шляпу с канделябра, я вышел вслед за ним.
“Come to lunch some day,” he suggested, as we groaned down in the elevator.
— Давайте как-нибудь позавтракаем вместе, — предложил он, когда мы, вздыхая и охая, ехали на лифте вниз.
“Where?”
— А где?
“Anywhere.”
— Где хотите.
“Keep your hands off the lever,” snapped the elevator boy.
— Оставьте в покое рычаг, — рявкнул лифтер.
“I beg your pardon,” said Mr. McKee with dignity,
— Прошу прощения, — с достоинством произнес мистер Мак-Ки.
“I didn’t know I was touching it.”
— Я не заметил, что прикасаюсь к нему.
“All right,” I agreed,
— Ну что ж, — сказал я.
“I’ll be glad to.”
— С удовольствием.
… I was standing beside his bed and he was sitting up between the sheets, clad in his underwear, with a great portfolio in his hands.
… Я стоял у его постели, а он сидел на ней в нижнем белье с большой папкой в руках.
“Beauty and the Beast … Loneliness … Old Grocery Horse … Brook’n Bridge…”
— «Зверь и красавица»…
«Одиночество»…
«Рабочая кляча»…
«Бруклинский мост»…
Then I was lying half asleep in the cold lower level of the Pennsylvania Station, staring at the morning Tribune, and waiting for the four o’clock train.
Потом я лежал на скамье, в промозглой сырости Пенсильванского вокзала и таращил слипающиеся глаза на утренний выпуск
«Трибюн» в ожидании четырехчасового поезда.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 16 оценках: 4 из 5 1