5#

Великий Гэтсби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Великий Гэтсби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2226 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 45 из 138  ←предыдущая следующая→ ...

The thing approached the proportions of a scandal—then died away.
Дошло чуть ли не до открытого скандала — однако все утряслось.
A caddy retracted his statement, and the only other witness admitted that he might have been mistaken.
Мальчик, носивший клюшки, отказался от своего заявления, единственный другой свидетель признал, что мог и ошибиться.
The incident and the name had remained together in my mind.
Но весь инцидент застрял в моей памяти вместе с полузабытым именем.
Jordan Baker instinctively avoided clever, shrewd men, and now I saw that this was because she felt safer on a plane where any divergence from a code would be thought impossible.
Джордан Бейкер инстинктивно избегала умных, проницательных людей, и теперь мне стало ясно почему — она чувствовала себя уверенней среди тех, кому попросту в голову не могло прийти, что бывают поступки, не вполне согласующиеся с общепринятыми нормами поведения.
She was incurably dishonest.
Она была неисправимо бесчестна.
She wasn’t able to endure being at a disadvantage and, given this unwillingness, I suppose she had begun dealing in subterfuges when she was very young in order to keep that cool, insolent smile turned to the world and yet satisfy the demands of her hard, jaunty body.
Ей всегда казалась невыносимой мысль, что обстоятельства могут сложиться не в ее пользу, и должно быть, она с ранних лет приучилась к неблаговидным проделкам, помогавшим ей взирать на мир с этой холодной, дерзкой усмешкой и в то же время потворствовать любой прихоти своего упругого, крепкого тела.
It made no difference to me.
Для меня это ничего не изменило.
Dishonesty in a woman is a thing you never blame deeply—I was casually sorry, and then I forgot.
Бесчестность в женщине — недостаток, который никогда не осуждаешь особенно сурово.
Я слегка огорчился, потом перестал об этом думать.
It was on that same house-party that we had a curious conversation about driving a car.
Именно тогда, в Уорике, у нас вышел любопытный разговор насчет поведения за рулем.
It started because she passed so close to some workman that our fender flicked a button on one man’s coat.
Началось с того, что она промчалась мимо какого-то рабочего так близко, что крылом у него сорвало пуговицу с куртки.
“You’re a rotten driver,” I protested.
— Вы никуда не годный водитель, — рассердился я.
“Either you ought to be more careful, or you oughtn’t to drive at all.”
— Не можете быть поосторожней, так не беритесь управлять машиной.
“I am careful.”
— Я осторожна.
“No, you’re not.”
— Как бы не так.
“Well, other people are,” she said lightly.
— Ну, другие осторожны, — беспечно заметила она.
“What’s that got to do with it?”
— А это тут при чем?
“They’ll keep out of my way,” she insisted.
— Они будут уступать мне дорогу.
“It takes two to make an accident.”
Для столкновения требуются двое.
“Suppose you met somebody just as careless as yourself.”
— А вдруг вам попадется кто-то такой же неосторожный, как вы сами?
“I hope I never will,” she answered.
— Надеюсь, что не попадется, — сказала она.
“I hate careless people.
— Терпеть не могу неосторожных людей.
That’s why I like you.”
Вот почему мне нравитесь вы.
Her gray, sun-strained eyes stared straight ahead, but she had deliberately shifted our relations, and for a moment I thought I loved her.
Ее серые глаза, утомленные солнечным светом, смотрели не на меня, а на дорогу, но что-то намеренно было сдвинуто ею в наших отношениях, и на миг мне показалось, будто чувство, которое она мне внушает, это — любовь.
But I am slow-thinking and full of interior rules that act as brakes on my desires, and I knew that first I had to get myself definitely out of that tangle back home.
Но я тяжел на подъем и опутан множеством внутренних правил, которые служат тормозом для моих желаний, и я твердо знал, что прежде всего должен выпутаться из того недоразумения дома.
I’d been writing letters once a week and signing them:
Я раз в неделю писал туда письма, подписываясь:
“Love, Nick,” and all I could think of was how, when that certain girl played tennis, a faint mustache of perspiration appeared on her upper lip.
«С приветом, Ник», а думая о той, кому они были адресованы, я вспоминал только светлые усики пота, выступавшие над ее верхней губой, когда она играла в теннис.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 20 оценках: 4 из 5 1