5#

Великий Гэтсби. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Великий Гэтсби". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 742 книги и 2137 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 138  ←предыдущая следующая→ ...

In addition to all these I can remember that Faustina O’Brien came there at least once and the Baedeker girls and young Brewer, who had his nose shot off in the war, and Mr. Albrucksburger and Miss Haag, his fiancee, and Ardita Fitz-Peters and Mr. P.
Припоминаю еще, что видел там Фаустину О'Брайен — один раз, во всяком случае, — и барышень Бедекер, и молодого Бруера, того, которому на войне отстрелили нос, и мистера Олбрексбергера, и мисс Хааг, его невесту, и Ардиту Фиц-Питерс, и мистера П.
Jewett, once head of the American Legion, and Miss Claudia Hip, with a man reputed to be her chauffeur, and a prince of something, whom we called Duke, and whose name, if I ever knew it, I have forgotten.
Джуэтта, возглавлявшего некогда Американский легион, и мисс Клаудию Хип с ее постоянным спутником, а котором рассказывали, что это ее шофер и что он какой-то сиятельный, мы все звали его герцогом, а его имя я позабыл, — если вообще знал когда-нибудь.
All these people came to Gatsby’s house in the summer.
Все эти люди в то лето бывали у Гэтсби.
At nine o’clock, one morning late in July, Gatsby’s gorgeous car lurched up the rocky drive to my door and gave out a burst of melody from its three-noted horn.
Как-то в девять часов утра роскошный лимузин Гэтсби, подпрыгивая на каменистой дороге, подъехал к моему дому, и я услышал победную триоль его клаксона.
It was the first time he had called on me, though I had gone to two of his parties, mounted in his hydroplane, and, at his urgent invitation, made frequent use of his beach.
Это было в конце июля, я уже два раза побывал у Гэтсби в гостях, катался на его гидроплане, ходил купаться на его пляж, следуя его настойчивым приглашениям, но он ко мне еще не заглядывал ни разу.
“Good morning, old sport.
— Доброе утро, старина.
You’re having lunch with me today and I thought we’d ride up together.”
Мы ведь сегодня условились вместе позавтракать в городе, вот я и решил за вами заехать.
He was balancing himself on the dashboard of his car with that resourcefulness of movement that is so peculiarly American—that comes, I suppose, with the absence of lifting work or rigid sitting in youth and, even more, with the formless grace of our nervous, sporadic games.
Он балансировал, стоя на подножке автомобиля с той удивительной свободой движения, которая так характерна для американцев; должно быть, они обязаны ею отсутствию тяжелого физического труда в юности, и еще больше — неопределенной грации наших нервных, судорожных спортивных игр.
This quality was continually breaking through his punctilious manner in the shape of restlessness.
У Гэтсби это выражалось в постоянном беспокойстве, нарушавшем обычную сдержанность его манер.
He was never quite still; there was always a tapping foot somewhere or the impatient opening and closing of a hand.
Он ни минуты не мог оставаться неподвижным: то нога постукивала о землю, то нетерпеливо сжимался и разжимался кулак.
He saw me looking with admiration at his car.
Он заметил, что я любуюсь его машиной.
“It’s pretty, isn’t it, old sport!”
— Хороша, а?
He jumped off to give me a better view.
— Он соскочил, чтобы не заслонять мне.
“Haven’t you ever seen it before?”
— А вы разве ее не видели раньше?
I’d seen it.
Я ее видел не раз.
Everybody had seen it.
Все кругом знали эту машину.
It was a rich cream color, bright with nickel, swollen here and ; there in its monstrous length with triumphant hat-boxes and supper-boxes, and tool-boxes, and terraced , with a labyrinth of wind-shields that mirrored a dozen suns.
Она была цвета густых сливок, вся сверкала никелем, на ее чудовищно вытянутом корпусе там и сям самодовольно круглились отделения для шляп, отделения для закусок, отделения для инструментов, в лабиринте уступами расположенных щитков отражался десяток солнц.
Sitting down behind many layers of glass in a sort of green leather conservatory, we started to town.
Мы уселись словно в зеленый кожаный парник за тройной ряд стекол и покатили в Нью-Йорк.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 20 оценках: 4 из 5 1