StudyEnglishWords

5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 11 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"Ah, yes!
– Ah! voyons.
Do tell us all about it, Vicomte," said Anna Pavlovna, with a pleasant feeling that there was something a la Louis XV in the sound of that sentence:
"Contez nous cela, Vicomte."
Contez‑nous cela, vicomte, [Расскажите нам это, виконт,] – сказала Анна Павловна, с радостью чувствуя, как чем‑то à la Louis XV [в стиле Людовика XV] отзывалась эта фраза, – contez‑nous cela, vicomte.
The vicomte bowed and smiled courteously in token of his willingness to comply.
Виконт поклонился в знак покорности и учтиво улыбнулся.
Anna Pavlovna arranged a group round him, inviting everyone to listen to his tale.
Анна Павловна сделала круг около виконта и пригласила всех слушать его рассказ.
"The vicomte knew the duc personally," whispered Anna Pavlovna to of the guests.
"The vicomte is a wonderful raconteur," said she to another.
"How evidently he belongs to the best society," said she to a third; and the vicomte was served up to the company in the choicest and most advantageous style, like a well-garnished joint of roast beef on a hot dish.
– Le vicomte a été personnellement connu de monseigneur, [Виконт был лично знаком с герцогом,] – шепнула Анна Павловна одному. – Le vicomte est un parfait conteur [Bиконт удивительный мастер рассказывать], – проговорила она другому. – Comme on voit l'homme de la bonne compagnie [Как сейчас виден человек хорошего общества], – сказала она третьему; и виконт был подан обществу в самом изящном и выгодном для него свете, как ростбиф на горячем блюде, посыпанный зеленью.
The vicomte wished to begin his story and gave a subtle smile.
Виконт хотел уже начать свой рассказ и тонко улыбнулся.
"Come over here, Helene, dear," said Anna Pavlovna to the beautiful young princess who was sitting some way off, the center of another group.
– Переходите сюда, chère Hélène, [милая Элен,] – сказала Анна Павловна красавице‑княжне, которая сидела поодаль, составляя центр другого кружка.
The princess smiled.
She rose with the same unchanging smile with which she had first entered the room—the smile of a perfectly beautiful woman.
Княжна Элен улыбалась; она поднялась с тою же неизменяющеюся улыбкой вполне красивой женщины, с которою она вошла в гостиную.
With a slight rustle of her white dress trimmed with moss and ivy, with a gleam of white shoulders, glossy hair, and sparkling diamonds, she passed between the men who made way for her, not looking at any of them but smiling on all, as if graciously allowing each the privilege of admiring her beautiful figure and shapely shoulders, back, and bosom—which in the fashion of those days were very much exposed—and she seemed to bring the glamour of a ballroom with her as she moved toward Anna Pavlovna.
Слегка шумя своею белою бальною робой, убранною плющем и мохом, и блестя белизною плеч, глянцем волос и брильянтов, она прошла между расступившимися мужчинами и прямо, не глядя ни на кого, но всем улыбаясь и как бы любезно предоставляя каждому право любоваться красотою своего стана, полных плеч, очень открытой, по тогдашней моде, груди и спины, и как будто внося с собою блеск бала, подошла к Анне Павловне.
Helene was so lovely that not only did she not show any trace of coquetry, but on the contrary she even appeared shy of her unquestionable and all too victorious beauty.
Элен была так хороша, что не только не было в ней заметно и тени кокетства, но, напротив, ей как будто совестно было за свою несомненную и слишком сильно и победительно‑действующую красоту.
She seemed to wish, but to be unable, to diminish its effect.
Она как будто желала и не могла умалить действие своей красоты.
"How lovely!" said everyone who saw her; and the vicomte lifted his shoulders and dropped his eyes as if startled by something extraordinary when she took her seat opposite and beamed upon him also with her unchanging smile.
Quelle belle personne! [Какая красавица!] – говорил каждый, кто ее видел.
Как будто пораженный чем‑то необычайным, виконт пожал плечами и о опустил глаза в то время, как она усаживалась перед ним и освещала и его всё тою же неизменною улыбкой.
скачать в HTML/PDF
share