5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 118 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

She sighed and said:
Она вздохнула.
"Yes, quite certain.
– Да, наверное, – сказала она. – Ах!
Ah! it is very dreadful..."
Это очень страшно…
Her lip descended.
Губка Лизы опустилась.
She brought her face close to her sister-in-law's and unexpectedly again began to cry.
Она приблизила свое лицо к лицу золовки и опять неожиданно заплакала.
"She needs rest," said Prince Andrew with a frown.
"Don't you, Lise?
– Ей надо отдохнуть, – сказал князь Андрей, морщась. – Не правда ли, Лиза?
Take her to your room and I'll go to Father.
Сведи ее к себе, а я пойду к батюшке.
How is he?
Just the same?"
Что он, всё то же?
"Yes, just the same.
Though I don't know what your opinion will be," answered the princess joyfully.
– То же, то же самое; не знаю, как на твои глаза, – отвечала радостно княжна.
"And are the hours the same?
And the walks in the avenues?
– И те же часы, и по аллеям прогулки?
And the lathe?" asked Prince Andrew with a scarcely perceptible smile which showed that, in spite of all his love and respect for his father, he was aware of his weaknesses.
Станок? – спрашивал князь Андрей с чуть заметною улыбкой, показывавшею, что несмотря на всю свою любовь и уважение к отцу, он понимал его слабости.
"The hours are the same, and the lathe, and also the mathematics and my geometry lessons," said Princess Mary gleefully, as if her lessons in geometry were among the greatest delights of her life.
– Те же часы и станок, еще математика и мои уроки геометрии, – радостно отвечала княжна Марья, как будто ее уроки из геометрии были одним из самых радостных впечатлений ее жизни.
When the twenty minutes had elapsed and the time had come for the old prince to get up, Tikhon came to call the young prince to his father.
Когда прошли те двадцать минут, которые нужны были для срока вставанья старого князя, Тихон пришел звать молодого князя к отцу.
The old man made a departure from his usual routine in honor of his son's arrival: he gave orders to admit him to his apartments while he dressed for dinner.
Старик сделал исключение в своем образе жизни в честь приезда сына: он велел впустить его в свою половину во время одевания перед обедом.
The old prince always dressed in old-fashioned style, wearing an antique coat and powdered hair; and when Prince Andrew entered his father's dressing room (not with the contemptuous look and manner he wore in drawing rooms, but with the animated face with which he talked to Pierre), the old man was sitting on a large leather-covered chair, wrapped in a powdering mantle, entrusting his head to Tikhon.
Князь ходил по‑старинному, в кафтане и пудре.
И в то время как князь Андрей (не с тем брюзгливым выражением лица и манерами, которые он напускал на себя в гостиных, а с тем оживленным лицом, которое у него было, когда он разговаривал с Пьером) входил к отцу, старик сидел в уборной на широком, сафьяном обитом, кресле, в пудроманте, предоставляя свою голову рукам Тихона.
"Ah! here's the warrior!
– А!
Воин!
Wants to vanquish Buonaparte?" said the old man, shaking his powdered head as much as the tail, which Tikhon was holding fast to plait, would allow.
"You at least must tackle him properly, or else if he goes on like this he'll soon have us, too, for his subjects!
How are you?"
And he held out his cheek.
Бонапарта завоевать хочешь? – сказал старик и тряхнул напудренною головой, сколько позволяла это заплетаемая коса, находившаяся в руках Тихона. – Примись хоть ты за него хорошенько, а то он эдак скоро и нас своими подданными запишет. – Здорово! – И он выставил свою щеку.
The old man was in a good temper after his nap before dinner. (He used to say that a nap "after dinner was silver—before dinner, golden.") He cast happy, sidelong glances at his son from under his thick, bushy eyebrows.
Старик находился в хорошем расположении духа после дообеденного сна. (Он говорил, что после обеда серебряный сон, а до обеда золотой.) Он радостно из‑под своих густых нависших бровей косился на сына.
скачать в HTML/PDF
share