5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 120 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

The old prince did not evince the least interest during this explanation, but as if he were not listening to it continued to dress while walking about, and three times unexpectedly interrupted.
Старый князь не выказал ни малейшего интереса при рассказе, как будто не слушал, и, продолжая на ходу одеваться, три раза неожиданно перервал его.
Once he stopped it by shouting:
Один раз он остановил его и закричал:
"The white one, the white one!"
– Белый! белый!
This meant that Tikhon was not handing him the waistcoat he wanted.
Это значило, что Тихон подавал ему не тот жилет, который он хотел.
Another time he interrupted, saying:
Другой раз он остановился, спросил:
"And will she soon be confined?" and shaking his head reproachfully said:
"That's bad!
– И скоро она родит? – и, с упреком покачав головой, сказал: – Нехорошо!
Go on, go on."
Продолжай, продолжай.
The third interruption came when Prince Andrew was finishing his description.
The old man began to sing, in the cracked voice of old age:
В третий раз, когда князь Андрей оканчивал описание, старик запел фальшивым и старческим голосом:
"Malbrook s'en va-t-en guerre.
«Malbroug s'en va‑t‑en guerre.
Dieu sait quand reviendra." *
* "Marlborough is going to the wars; God knows when he'll
return."
Dieu sait guand reviendra». [Мальбрук в поход собрался.
Бог знает вернется когда.]
His son only smiled.
Сын только улыбнулся.
"I don't say it's a plan I approve of," said the son;
"I am only telling you what it is.
– Я не говорю, чтоб это был план, который я одобряю, – сказал сын, – я вам только рассказал, что есть.
Napoleon has also formed his plan by now, not worse than this one."
Наполеон уже составил свой план не хуже этого.
"Well, you've told me nothing new," and the old man repeated, meditatively and rapidly:
"Dieu sait quand reviendra.
Go to the dining room."
– Ну, новенького ты мне ничего не сказал. – И старик задумчиво проговорил про себя скороговоркой: – Dieu sait quand reviendra. – Иди в cтоловую.
CHAPTER XXVII
XXVII
At the appointed hour the prince, powdered and shaven, entered the dining room where his daughter-in-law, Princess Mary, and Mademoiselle Bourienne were already awaiting him together with his architect, who by a strange caprice of his employer's was admitted to table though the position of that insignificant individual was such as could certainly not have caused him to expect that honor.
В назначенный час, напудренный и выбритый, князь вышел в столовую, где ожидала его невестка, княжна Марья, m‑lle Бурьен и архитектор князя, по странной прихоти его допускаемый к столу, хотя по своему положению незначительный человек этот никак не мог рассчитывать на такую честь.
The prince, who generally kept very strictly to social distinctions and rarely admitted even important government officials to his table, had unexpectedly selected Michael Ivanovich (who always went into a corner to blow his nose on his checked handkerchief) to illustrate the theory that all men are equals, and had more than once impressed on his daughter that Michael Ivanovich was "not a whit worse than you or I."
Князь, твердо державшийся в жизни различия состояний и редко допускавший к столу даже важных губернских чиновников, вдруг на архитекторе Михайле Ивановиче, сморкавшемся в углу в клетчатый платок, доказывал, что все люди равны, и не раз внушал своей дочери, что Михайла Иванович ничем не хуже нас с тобой.
At dinner the prince usually spoke to the taciturn Michael Ivanovich more often than to anyone else.
За столом князь чаще всего обращался к бессловесному Михайле Ивановичу.
In the dining room, which like all the rooms in the house was exceedingly lofty, the members of the household and the footmen—one behind each chair—stood waiting for the prince to enter.
The head butler, napkin on arm, was scanning the setting of the table, making signs to the footmen, and anxiously glancing from the clock to the door by which the prince was to enter.
В столовой, громадно‑высокой, как и все комнаты в доме, ожидали выхода князя домашние и официанты, стоявшие за каждым стулом; дворецкий, с салфеткой на руке, оглядывал сервировку, мигая лакеям и постоянно перебегая беспокойным взглядом от стенных часов к двери, из которой должен был появиться князь.
скачать в HTML/PDF
share