5#

Война и мир. Книга первая: 1805. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Война и мир. Книга первая: 1805". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 686 книг и 1999 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 13 из 134  ←предыдущая следующая→ ...

"Why no, my dear fellow," said the astonished narrator, shrugging his shoulders.
– Mais non, mon cher, [Вовсе нет,] – пожимая плечами, сказал удивленный рассказчик.
"Because I hate ghost stories," said Prince Hippolyte in a tone which showed that he only understood the meaning of his words after he had uttered them.
– C'est que je déteste les histoires de revenants, [Дело в том, что я терпеть не могу историй о привидениях,] – сказал он таким тоном, что видно было, – он сказал эти слова, а потом уже понял, что они значили.
He spoke with such self-confidence that his hearers could not be sure whether what he said was very witty or very stupid.
Из‑за самоуверенности, с которой он говорил, никто не мог понять, очень ли умно или очень глупо то, что он сказал.
He was dressed in a dark-green dress coat, knee breeches of the color of cuisse de nymphe effrayee, as he called it, shoes, and silk stockings.
Он был в темнозеленом фраке, в панталонах цвета cuisse de nymphe effrayée, [бедра испуганной нимфы,] как он сам говорил, в чулках и башмаках.
The vicomte told his tale very neatly.
It was an anecdote, then current, to the effect that the Duc d'Enghien had gone secretly to Paris to visit Mademoiselle George; that at her house he came upon Bonaparte, who also enjoyed the famous actress' favors, and that in his presence Napoleon happened to fall into one of the fainting fits to which he was subject, and was thus at the duc's mercy.
The latter spared him, and this magnanimity Bonaparte subsequently repaid by death.
Vicomte [Виконт] рассказал очень мило о том ходившем тогда анекдоте, что герцог Энгиенский тайно ездил в Париж для свидания с m‑lle George, [мадмуазель Жорж,] и что там он встретился с Бонапарте, пользовавшимся тоже милостями знаменитой актрисы, и что там, встретившись с герцогом, Наполеон случайно упал в тот обморок, которому он был подвержен, и находился во власти герцога, которой герцог не воспользовался, но что Бонапарте впоследствии за это‑то великодушие и отмстил смертью герцогу.
The story was very pretty and interesting, especially at the point where the rivals suddenly recognized one another; and the ladies looked agitated.
Рассказ был очень мил и интересен, особенно в том месте, где соперники вдруг узнают друг друга, и дамы, казалось, были в волнении.
"Charming!" said Anna Pavlovna with an inquiring glance at the little princess.
– Charmant, [Очаровательно,] – сказала Анна Павловна, оглядываясь вопросительно на маленькую княгиню.
"Charming!" whispered the little princess, sticking the needle into her work as if to testify that the interest and fascination of the story prevented her from going on with it.
– Charmant, – прошептала маленькая княгиня, втыкая иголку в работу, как будто в знак того, что интерес и прелесть рассказа мешают ей продолжать работу.
The vicomte appreciated this silent praise and smiling gratefully prepared to continue, but just then Anna Pavlovna, who had kept a watchful eye on the young man who so alarmed her, noticed that he was talking too loudly and vehemently with the abbe, so she hurried to the rescue.
Виконт оценил эту молчаливую похвалу и, благодарно улыбнувшись, стал продолжать; но в это время Анна Павловна, все поглядывавшая на страшного для нее молодого человека, заметила, что он что‑то слишком горячо и громко говорит с аббатом, и поспешила на помощь к опасному месту.
Pierre had managed to start a conversation with the abbe about the balance of power, and the latter, evidently interested by the young man's simple-minded eagerness, was explaining his pet theory.
Действительно, Пьеру удалось завязать с аббатом разговор о политическом равновесии, и аббат, видимо заинтересованный простодушной горячностью молодого человека, развивал перед ним свою любимую идею.
Both were talking and listening too eagerly and too naturally, which was why Anna Pavlovna disapproved.
Оба слишком оживленно и естественно слушали и говорили, и это‑то не понравилось Анне Павловне.
"The means are... the balance of power in Europe and the rights of the people," the abbe was saying.
"It is only necessary for one powerful nation like Russia—barbaric as she is said to be—to place herself disinterestedly at the head of an alliance having for its object the maintenance of the balance of power of Europe, and it would save the world!"
– Средство – Европейское равновесие и droit des gens [международное право], – говорил аббат. – Стоит одному могущественному государству, как Россия, прославленному за варварство, стать бескорыстно во главе союза, имеющего целью равновесие Европы, – и она спасет мир!
скачать в HTML/PDF
share